32 года назад мне крупно повезло- я остался в живых. То что было написано в рассказе Архангельск, Талаги, Ту-134А CССР - 65084, 9 октября 1984года подробнейшим образом описывает те волнующие 14,5 минут того счастливого полёта. Кто-то восхищённо писал о том, что мы герои, даже модель 65084 подарили за книгу и мою подпись. Кстати, это была максимальная цена за Книгу.

Так вот сообщаю, что героизма тут никакого не было, а была просто работа, направленная на успешное завершение полёта. Я так думаю.
А вот дальше любопытно:
- Ну, ребята, сверлите дырки, ордена получать будете, - встретил нас комэска.
А потом:
Если нас награждать, то инженеру сидеть (в тюрьме) Поэтому, решили дело закрыть.
Вот этот момент очень интересный. Запомните его хорошенько.
Потом, летал я безо всяких громких событий, работал по плану и безо всяких лётных происшествий, что потом даже дали знаки 5000,7000 и 10000 часов безаварийного налёта. Так радостно я летал лет 10. А потом пошло начиная 1994 года. Из Книги копирую:
Стажёр на борту и я трачу на его образование кучу своей энергии. Мы уже летим обратно, и я обращаю внимание на зарядный ток аккумулятора, который был много выше нормы. Тепловой разгон, подумал я и выключил его от греха подальше. В Архангельске был такой случай и его вовремя не заметили. * Произошло вскипание аккумулятора, легкий взрыв сорвал лючок и экипаж быстро сел от разгерметизации и пожаров на вынужденную посадку на аэродроме вылета.
У нас всё кончилось хорошо, правда, об этом событии никто не записал в бортовой журнал. В бортовом журнале записывают, как правило, те специалисты, в чей компетенции отказ происходит или по договорённости с бортмехаником. Бортмеханик сказал, что запишет, но забыл это сделать, а я не проконтролировал. Ушли в отпуск. Самолёт передали на другой рейс. И уже новый экипаж замечает, что аварийных источников электроэнергии - аккумуляторов нет.
Кто виноват – получается, что мы. Задержка рейса, а это ЧП. В общем, как сказали инженеры, я сделал всё правильно, и меня можно было бы даже наградить, если бы мы всё записали. Прошло два года…
Дело летом было. Летим мы как-то в Тюмень. Прошло 35минут полёта и всё хорошо. Даже гроз нет.
Подлетаем к Белозерску, Проверяю электросистему и вижу, что ток зарядки аккумуляторов начал расти и на все мои попытки этот ток уменьшить, этот ток растёт всё равно. Ясное дело - тепловой разгон, было, проходили. Я и выключил их вообще. Рассказал нашему механику тот случай, несколько лет назад и полетели мы без аварийных источников электроэнергии. До Тюмени долетели без приключений и там нам даже их заменили на аккумуляторы фирмы Varta, которые стояли на Тюменских самолётах и не имели теплового разгона.
Прилетели домой, доложили, записали. Механик наш Александр, с которым мы ещё долго летали, даже к Папе пошёл, сказать какой я молодец. Я если честно, очень надеялся, что это ускорит процесс моего прихода на Международные Линии (но я не просил Сашу идти к Папе).
Скоро состоялся разбор всего отряда. Приватизировать нас хотели Чубайсы и другая всякая рвань.
Пулково зарабатывать хорошо стало и для всей этой кодлы запахло бабками не мерянными, а по сему через главного своего пахана, решили они свою долю забрать. Отстоял нас Демченко Борис Григорьевич, и под аплодисменты, переходящими в овации сказал “Приватизации не будет!“
После собрания, уже на выходе из зала, к нему подошёл наш штурман Смирнов, удивлённый тем, что я то безобразие вовремя заметил и предотвратил событие, которое даже могло быть нерадостным.
Меньше, чем через месяц на всех самолётах уже были установлены новые аккумуляторы.
Все мы выполняли свою работу и меньше всего думали о наградах. Я уже отлетался и работал на земле, когда происходит героическая посадка в Ижме, когда в результате того же теплового разгона по отказывало всё навигационное оборудование.
Тепловой разгон, это когда уровень электролита(жидкость в аккумуляторе ниже установленного уровня или нагрузки непомерно большие по различным причинам )
Как следствие теплового разгона, температура батареи повышается, что влечёт за собой вероятность выделения дыма, короткого замыкания и даже взрыва выделенного кислорода и водорода.
15 января 1990 года недалеко от Свердловска, под Первоуральском в чистом поле из-за теплового разгона сел на вынужденную посадку Ту-134. Из 71 находящемся на борту человека 27 погибли, а самолёт разрушился…
Именно поэтому, каждые полчаса необходимо проверять электросистему и в случае теплового разгона, т.е. когда зарядный ток выше нормы и не снижается, их просто выключить. Три несложных действия проверить, подумать, выключить при необходимости.
И вот после той геройской посадки 7.09.10 в Ижме весь экипаж наградили.
Потом, отказ локатора был. На взлёте с грозами. Подробно описано в рассказе Wissen ist Macht! Знание- Сила! Вот тут повезло всем!
-что был я
-что автобус опоздал на мост, когда теплоход Александр Суворов пролётом ошибся 5 июня 1983 года.
-что Берта Николаевна именно в тот день нам дала то, что потом жизнь спасло, сказав, что этого нет в Руководстве по Лётной Эксплуатации и я то запомнил.
Уже позднее моя будущая жена вернувшись из Германии привезла плакатик, маленький мальчик стоит рядом с молодой женщиной, точнее её ногами и смотрит вверх, а внизу надпись “Wissen ist Macht!”
В общем, всё перечисленное повлияло на меня так, что даже я не летаю 10 лет и Ту-134 поискать надо, а я помню, что нужно поменять предохранитель номер 5!
Вот такие отказы у меня были и я с ними справился.
А как награждают в гражданской авиации?
Два близких мне человека оба Капитаны.
Один вылетал из Греции, а двигатель отказал позже, над Украиной. За его спиной сидело около трёх сотен людей. Тогда он представил, как мне было страшно 9/10/84. Посадил самолёт в Минске.
До сих пор награда не нашла героя, да и вряд ли найдёт.
Другой мой  друг рассказывал, как отказало всё пилотажно-навигационное оборудование. Но он уже простился с жизнью, и уже было не очень страшно.
Ему удалось посадить самолёт и все остались живыми. С ним я тоже летал и про него было написано, что нервная система обнаруживалась у него только на медкомиссии врачами-неврологами. Наградили? Он произнёс те же слова, что и после нашего комэски “Если нас награждать, то инженеру сидеть (в тюрьме) Поэтому, решили дело закрыть.” Там одно соединение было не законтрено, поэтому со временем оно и вылетело из соединения. А тот мастер был в годах и провести остаток жизни в тюрьме было бы негуманно.
Вот так. За четверть века моих полётов орденами не награждали никого и никогда. Зато на пятом году пенсии только за посадку в Ижме. Оказалось, что Медведев Дмитрий Анатольевич пошёл на поводу испуганных пассажиров.
Однако, все мы выполняли свою работу и меньше всего думали о наградах.