"Девушка 90-60-90, ИЩЕТ ПРИКЛЮЧЕНИЯ НА ВТОРЫЕ ДЕВЯНОСТО". 

  С огромной благодарностью начальнику Крымской Контрольно-Спасательной Службы  Максиму Козлову, появившемуся более чем своевременно.

Чатыр-Даг и его пещеры я обещал показать нашему коллеге Сергею еще в мае этого года. Вернувшись с Бали 16 августа услышал в телефоне его голос. Договорились встретиться в пятницу 19-го. Что с успехом и осуществили. Сергей приехал со своим ростовским другом Андреем. Загрузив 50-ти метровую веревку и своё снаряжение в машину, мы на "Жигулях" видавших виды выехали на Чатыр-Даг. На мое удивление машина легко преодолела почти километровый подъем на плато. И как оказалось не в первый раз. За день до этого Сергей с Андреем уже выезжали туда, посетив оборудованную пещеру Мраморную. В этот раз мы остановились у пещеры Эмине Баир Хосар, тоже являющейся экскурсионным объектом Чатыр-Дага. Кстати, эта пещера одна из красивейших не только в Крыму. В Интернете гуляет фильм об этой пещере снятый чехословацкими спелеологами еще в 90-е годы

Андрей остался у Баира, а мы с Сергеем отправились в путешествие по плато. 

Первым объектом был Крапивный грот. Я не буду заниматься описанием и своими ощущениями, лучше это сделает Сергей, его впечатления гораздо интереснее. Сосредоточусь на событиях и фактах, ну и конечно на своем фотовидении дня.

От Крапивного грота мы переместились в направлении Охотничьего грота

Затем была Суук-коба, она же пещера Холодная. Если Вы помните 101-ю рассказку из старого детского фильма

"Поймали ребенка голодного

Спустили в пещеру Холодную..."

Не уверен, что это про нашу пещеру, но от факта...

Срез колоны дело рук не человека, а какого-то древнего землетрясения. О мощности которого можно судить по тому, что после известного Ялтинского землетрясения 1927-го года разрушений в пещерах практически не было обнаружено

Хотя человек основательно приложил руку к разрушению доступных пещер. Последний раз мы за этим занятием застали студентов географов МГУ проходивших практику в 2013-м году. Увещевания к совести не подействовали даже на руководителя практики.


Наскальная живопись очень диких людей, точнее слишком диких

Далее была пещера Викинг к которой мы подошли, посмотрели сверху и пошли к Партизанскому гроту. Как-нибудь я Викингу посвящу отдельную тему, он стоит того

От грота тропинка привела к пещере Гугерджин (Голубиная с тюрского). Пещера эта была символичной для меня, так как она стала первой пещерой с колодцем, в которую я спустился в 1976-м году. История была весьма забавной и основательно глупой. Скажу сразу забегая вперед, что по итогам спуска Гугерджин это не только первый, но и последний колодец в моей спелеокарьере.

Вернусь на 40 лет назад. Мы тогда веселой компанией гуляли по горам и тропинками, не ведая и не подозревая о наличии методов спуска и подъема по веревкам. И тут в диване общежития мы обнаружили 20-ти метровый кусок парашютной фалы с пропущенной внутрь пеньковой веревкой. Добравшись до Ггерджина мы обнаружили, что веревки до дна хватает. А так как здоровьем мы обделены не были, то полезли вниз. Пока ноги касались скалы было все хорошо, но когда стенка отодвинулась стало не очень комфортно. За мною спустился Володя Казаков, по прозвищу "Травка". Его прозвище было связано с тем, что он был самым молодым и зеленым из нас. Молодец был здоровый занимался штангой, что  основательно помогало нам в ряде случаев включая этот. 

На первом плане он и есть. Этот слайд сделан после Викинга

Спуститься мы спустились, а вот подниматься пришлось весело. Веревка была относительно толстой, но до каната в спортзале было ей далеко. В общем как я вылез - это отдельная песня, слова из которой можно воспроизвести не все. Помнится, что головой уже касался полки, на которой можно было передохнуть, а руки уже не тянули. В общем отдыхал я раклинившись всем телом по щелям. В принципе тогда мне это удалось вполне. Остальное было делом техники и 18-ти метровый колодец я преодолел, что являлось свидетельством обильного здоровья и излишней дури (кстати, забегая вперед, если первое я похоже основательно утратил, то второе на месте). Травка справился с заданием гораздо успешнее и быстрее. С нами  был еще молодец, который рвался в бой, Володя Гудзь. На мой вопрос - Сколько ты подтягиваешься? я услышал цифру 6. Цифра меня не вдохновила, ибо я это делал от 20 до 25 и то вылез с трудом. Он убедил меня, что мы его с Травкой вытащим. Это была еще одна эпопея. Весил он килограммов под сто, и при каждом рывке вверх Володя приговаривал - "Ну и Кабан".  В общем "кабана" мы вытащили. А через неделю приехал мой младший брат, которому тоже свербило в одном месте. 

Мы в 1980-м

Посему он тоже полез. Он правда был технически грамотнее, но все равно приспособлений для подъема у нас не было. Помниться, мне нужно было спуститься на полку, что бы завести веревку за выступ. Честно говоря, испытывал подсознательные ужас, который пришлось задавить и задавил. В общем все закончилось благополучно. Впрочем этот день больше запомнился другим. Жил я тогда в городе Саки. Из него мы добрались на электричке. От Симферополя до Ангарского перевала на троллейбусе. Билет стоил 46 копеек. Оставалось у меня перед покупкой билета пять рублей одной купюрой. Сдачу с которой 8 копеек я и взял в кассе троллейбуса, а 4 рубля оставил. То что у меня в кармане осталось только 8 копеек я обнаружил только на перевале, покинув транспорт. В общем решили рассчитываться натурой, благо была осень и масса грибов и ягод. В селе Перевальном в троллейбусе номер один мы натуру предложили кассиру, однако она ничего с нас не взяла, предложив подойти к кассе. Сказав, что нам наверняка вернут деньги. Что вызывало у нас глубокие сомнения. Обоих добило то, что в кассе нам сказали - Вот Ваши четыре рубля. Моего брата до сих пор удивляет - Спустя десять часов двум ротозеям вернули деньги !!! Тут без слов. Потом я как-то на спор выходил из колодца свободным лазаньем по стене, правда уже с верхней страховкой, т.е. без особого риска. В дальнейшем я в Гугерджине был множество раз, проведя через него наверное полк друзей и все без аварийно и без проблемно. 

Пятничный спуск был ординарным и вроде бы сюрпризов не обещал.  А сюрпризы начались на спуске. Спусковое устройство было проверенным, обкатанным и многократно использованным, но на более толстой и мягкой веревке. На пещерной оно начало проскальзывать. В конечном итоге я практически с трудом, обжигая руки тормозил спуск. И это как оказалось были цветочки. Но об этом потом, как говорилось в одной юмореске. По приземлению, т.е. по припещеревании я перешел к стадии фотосъемки .

Итак колодец 18 м, вид со дна

На этом мы собрались подниматься. Наверху кто-то разговаривал. Я пристегнулся на свои габлера (приспособления для подъема по веревке). И полез вверх. Пристегнувшись, я совсем упустил одну вещь, которую говорил и говорю неоднократно всем своим "подшефным" в горах и в лаборатории - "Этого со мною не может быть" - ЭТО ПОСЛЕДНЯЯ МЫСЛЬ ПРИХОДЯЩАЯ В ГОЛОВУ ЧЕЛОВЕКУ. Тут я про это забыл и крепление оттяжек от габлеров у меня было на уровне пояса. А это в середине подъема, когда я уже основательно устал, после неосторожного движение перевернуло меня горизонтально (слегка вниз гловой) и вернуться в вертикально положение никак не получалось. Сергей собрался уже подниматься по второй веревке, но тут, как в песне "Не то с небес, не то поближе, Раздались горькие слова". На удивления эти слова не содержали соответствующей лексики, которой я был безусловно достоин. А поступило ряд совершено деловых советов. Я привязался ко второй веревки меня подняли в вертикальное положение. С помощью, оказавшегося как нельзя кстати, наверху начальника КСС Максима Козлова и остаткам своего здоровья я выполз наверх. На удивление Максим ничего достойного мне не сказал. Видимо на мне было написано и осознание и просветление. Должен сказать, что если бы Максима там не оказалось ситуацию мы бы разрулили, но стоило это гораздо дороже и сложнее. Его помощь была бесценной. Мы немного поговорили, познакомившись и тут меня вырубило. Честно говоря, я не помню как поднялся Сергей.  Помню как уходил Максим. Помню о чем с ним говорили, но снова врубился окончательно только у Охотничьего грота, проскочив пещеру Тысячеглавую мимо и не показав ее Сергею.  Причем почему вырубило понять не могу до сих пор. Испуга у меня не было, паники тоже. Что нужно делать знали оба. Видимо, что-то подспудно сработало.

От грота я повел его к пещере Бездонный колодец вполне уже осознано.

Поснимал немного карстовых проявлений на плато

В общем все хорошо, что хорошо кончается. Но Гугерджином я начал свой экстрим. Им и закончил, надеюсь...

Возле Баира нас ждал Андрей, который посетил пещеру и остался от нее в очень хорошем впечатлении. Правда, слегка подмерз. И его дотала дама задававшая идиотские вопросы экскурсоводу, на которые тот терпеливо отвечал.  Железные ребята там работают, ведь таких дам в день бывает до фига.. 

Далее мы переместили свои бренные тела в выше упомянутые "жигули" и поехали в Перевальное есть чебуреки.