После медины Феса, где, запахи, слава богу, не передаются через фотографию, нас потянуло на свежий воздух, в пустыню Сахару.

Надо сказать, что путь этот был неблизким. Но благодаря тому, что часть этого пути пролегала через Атласские горы, то прохлада тех мест снизила градус, а затем события, которые не войдут в это описание, и вовсе (смазали) скрасили наш переезд. Но, об этом как-нибудь потом, а сейчас конкретно о пустыне.

В Марокко пустыня Сахара занимает большую часть всей территории. Одна четверть Сахары составляют вулканические горы, покрытые гравием и равнины с небольшими участками растительности. Под растительностью подразумеваются травы, деревья, кусты, расположенные в оазисах и нагорье. Некоторая растительность настолько приспособлена к климатическим условиям, характерным пустыне, что после прошедшего дождя вырастает в течении трех дней. Каменистая пустыня была каждый день и повсюду и выглядела она примерно так:

Или вот так:

Изредка среди пустынной местности встречались искусственные водные образования. Их наличие, в основном, заслуга Атласских гор, на которых местами снег лежит, несмотря на то, что это Африка, круглый год.

Иногда, в местах, где подземные воды бывших рек расположены близко, встречались оазисы, целиком и полностью заполненные финиковыми пальмами. Такого количества финиковых пальм и фиников вдоль дорог, которые сушились или вялились, я больше нигде не видел.

Но нас интересовала наиболее красивая часть пустыни, это песчаная пустыня, так называемые песчаные дюны. Чтобы посмотреть эту красоту, нам пришлось забраться в глубину Марокко, ехать автобусами до города Эрфуд, а затем джипами до населённого пункта Мерзуга.  А это, поверьте, чёрти-где! Те, кто был в египетских джипах на экскурсиях по пустыне, знают, что такое водители джипов. Нам же с ними пришлось ехать порядка 200 км. Веселье ещё то!

Для того, чтобы сориентироваться, где это находится, вновь прибегнем к Гуглу, пусть он поработает на нас. А то всё мы на него.

На марокканских картах это выглядит примерно так:))

Итак, мы добрались до места назначения, где по желанию, народ разделился на две группы. Одни пересели на другие джипы и те повезли их в одном направлении, другие, пройдясь пешочком какое-то время, не помню точно, наверное час или около того, встретили "кораблей пустыни". Рядом были такие "хмурые товарищи", что кое-кто из прибывших засомневался было в правильности своего решения. А некоторые решили, что вполне возможно, что они "из органов". Впоследствии они то ли остались на месте, то ли растворились среди других, но про них мы потом забыли.

Нас распределили по "кобылам" и не мешкая, мы отправились в пустыню.

Навык, великое дело, но когда его нет... ! Когда его нет, то это проблема.

Тени, как известно, исчезают в полдень.

Вспомнилась известная фраза: "Собака лает, а караван идёт". Но в нашем случае, собаки не было.

Следующий снимок, вроде того, словно ты едешь в поезде и в повороте видишь голову или хвост поезда.

На привале. Интересно то, что устают не только те, кто нас везёт или рядом идёт, но и наше место ниже пояса. Неудобный транспорт.

Остановка и укладка верблюда ещё тот цирковой номер. В нашем случае вот у этого парня при посадке верблюда, один пассажир кувырком перелетел через шею и голову верблюда, совершив эдакий кульбит на землю. Слишком резко верблюд опустился на передние, (что у него там?), ноги или лапы. Вот и прилёг парень, переживает за содеянное. Пассажир выжил. А я снять не успел.

Как потом выяснилось, нашей задачей было выйти на некую высокую точку, и там, попивая всё жидкое, кто что может, снять закат солнца. Вот эта горка и на неё мы уже шли собственными ножками.

Вечерело, пустыня начала менять цвета.

Верблюды остались отдыхать внизу.

А вот и заходящее солнце! Красота!

Далее всё было по шаблону, путь вниз, верблюды, езда на верблюдах в ночное время. Верблюд, как и машина, быстрее движется, когда путь домой. Затем джипы, дорога обратно и ночлег.

Назавтра вокруг вновь была каменистая пустыня, а сказка этого дня осталась позади, и, кроме того, в фотоаппаратах, на видео и в головах путешественников.

Надеюсь и тот верблюд, которому я давил на горбы, тоже запомнил меня, и, сегодня, укладываясь спать, вновь подумал: Как он там без меня, болезный!?"