Ламбри меня немного опередил. Поэтому отвечаю болгарской осени нашей, крымской.

В общем на ноябрь Чатыр-Даг в планах не стоял. Но как я уже писал в гости из Москвы приехала хорошая знакомая, режиссер, актриса, альпинистка, путешественница ... Короче, в гости собралась Людмила Зверева, которой я клятвенно пообещал куда-нибудь в горы сбегать. А куда еще бежать из Симферополя, если не на Чатыр-Даг. Хвостиком конечно "прицепил" своих постоянных спутников, которых уже даже не представляю - они у Вас все примелькались. Про Найка я просто молчу. В общем в День народного единства мы единой толпой двинулись в горы, т.е. на гору. 

И попали в самый разгар осени. После не долгого обсуждения, решено было пройти через Тиссовое ущелье в одну из вершин Чатыр-Дага - Ангар-Бурун. А далее как время позволит. Дорога к Тиссовому идет плавно вдоль нижнего плато Чатыр-Дага, после чего она уводит на тропу круто поднимающуюся вверх

Продолжал радовать глаз уже неоднократно встречавшийся в репортажах крокус (шафран) прекрасный

Фотосессия

Вид на массив Демерджи

Людмила планировала задержаться в горах дня на три, поэтому тащила большой рюкзак, не желая делиться своей ношей

Где Оля там и Найк. Обратное тоже справедливо

Тиссовое ущелье

Ангарская долина и Демерджи

Трасса Симферополь-Алушта

Палитра осени

Северный Демерджи и Пакхал-Кая

Найк познакомился с новой подругой, но как-то без особого энтузиазма 

Людмилу пришлось ограбить, поменявшись с нею рюкзаками, не взирая на все ее возражения.

На вершине как всегда  групповое фото. Мне с Людой предложили полетать. Ну я и оторвался (от земли) 

После обеда Лена поэкспериментировала с Найком и вкусняшкой

После чего Найк пришел ко мне жаловаться о не пропорциональности вкусняшки затраченным усилиям

По скольку времени на восхождение потратили многовато, было решено не идти на вторую вершину, а спускаться назад на Ангарский перевал

Неоднократно встречавшаяся на фотографиях мирно ржавеющая недостроенная хижина горнолыжников, тихо ожидающая снежного убранства

Вид на Бабуган-яйлу

Дымка создавала интересные проекции

Юра предложил более простой вариант спуска. К которому я отнесся с некоторым скепсисом. Ибо его ивансусанинские наклонности мне были давно известны.

Мои предчувствия меня не обманули. И когда я увидел предлагаемую для пересечения глубокую ложбину, я пресек его начинания и вернулся на знакомую дорогу. Поэтому его подвиг (в отличии от Ивана Сусанина) в веках не остался.

Доведя Люду до родника, мы оставили ее наслаждаться крымским осеним лесом и окружающей природой. А сами вернулись в город - страдать и работать.