Предыдущие публикации из цикла "Красная линия Екатеринбурга":


Красная линия Екатеринбурга. Главная площадь.

Красная линия Екатеринбурга. Особняк С.Тупикова.

Красная линия Екатеринбурга. Гимназия №9 и Набережная рабочей молодежи.

Красная линия Екатеринбурга. Исторический сквер.

Красная линия Екатеринбурга. Памятник основателям города и Водонапорная башня.

Красная линия Екатеринбурга. Площадь труда.

Красная линия Екатеринбурга. Нуровский сквер.

                 Движемся дальше, к набережной Городского пруда. За сквером А.С.Попова находится следующий объект Красной Линии Екатеринбурга  - №11 Здание главной аптеки горного ведомства.

В середине восемнадцатого века Екатеринбург был даже не городом, а крупным городским поселком с населением около тысячи человек. Аптечное дело еще не получило развития, поставки необходимых лекарств шли из аптек Санкт-Петербурга и Москвы. Но Екатеринбург рос, росли и потребности города. Наконец, многочисленным ходатайствам горнозаводских начальников об открытии аптеки в Екатеринбурге вняли. Первая аптека в городе была открыта в начале 30-х годов восемнадцатого века при заводском госпитале. Заводской госпиталь находился на месте нынешнего Музея Изобразительных искусств у набережной Исети. Как видно на фото, музей построен на основе сохранившихся зданий бывшего госпиталя.

А аптека располагалась в половине казенной квартиры доктора медицинских наук Британской академии сэра Джейкоба Грива, который в то время приехал работать на Урал из Англии. Находилась  она на Главном проспекте, напротив церкви Святой Екатерины. 

В 1737 году для аптеки построили отдельное здание, рядом с полицейским участком — стояла она практически на Главном проспекте, в короткой улочке напротив церкви Святой Екатерины. Через два года в аптеке появилась своя лаборатория.

В 1820—1821 годах на этом же месте знаменитым архитектором Михаилом Малаховым было выстроено здание специально для аптечных надобностей.

Позади него был разбит сад, обнесённый оградой с красивыми воротами, в котором произрастали многие  лекарственные растения, из которых  здесь же готовили немудреные снадобья. Продавали в аптеке и уже готовые привозные лекарства. Это была Аптека Горного управления, а ее предназначение формулировали так: «для лечения нужнейших мастеровых людей: ибо ежели оные в скорбях без лекаря внезапно умрут, то будет великая во всех делах остановка». Аптека обслуживала не только Екатеринбург, но и весь Горнозаводской край. Отсюда осуществлялись поставки лекарств по всем заводам Урала.  Ее адрес в старом Екатеринбурге - проспект Главный (ныне Ленина), 37, на Екатерининской площади (ныне площадь Труда).

Главным аптекарем был приглашен из Москвы выдающийся специалист Густав Федорович (Фридрих) Гельм. Достаточно только сказать, что в его честь были названы несколько лекарственных растений, таких как Arenaria Helmii Fisch. и Astragalus Helmii Fisch. и др.

Фармацевты по тем временам были высокообразованными людьми, интересы которых зачастую распространялись не только на аптекарское дело, но и на науку – химию, ботанику и прочее естествознание. Густав Гельм не был исключением. Еще в 1908г., до своего назначения главным аптекарем Горнозаводской аптеки, он посетил Урал, откуда привез в Москву хроможелезный камень. Гельм провел серию удачных опытов по добыванию из него хрома, доложил о результатах Московскому обществу испытателей природы и стал постоянным поставщиком фарфорового завода Насонова. В то время в Россию пришла мода на расписные чашки «на манер французских», для чего требовалась хромовая окись. Правда,  длительного сотрудничества не получилось. Пожар 1812 года в Москве уничтожил Насоновский завод. И в 1820 году Гельм перебрался на Урал.

Но связи с московскими промышленниками остались. В 1825 году Густав Федорович стал поставщиком хромовой окиси для ситцевой печати. Вещество, добываемое Гельмом в его химико-технологической лаборатории, ни в чем не уступало импортным образцам.

Горная аптека прекратила свою деятельность в 1886 г. С 1889 г. здесь помещалась канцелярия главного лесничего и канцелярии 4-х лесничеств, которые  занимали этот дом вплоть до 1917 г. А в 1918 г. в этом доме помещался Уральский комиссариат труда (областная биржа труда). Отсюда название площади через дорогу – Площадь труда. Позже в доме располагались Областное отделение Общества «Знание» и Свердловское отделение Союза писателей.

Здание горной аптеки в 1970-е годы.

Ныне здесь — Музей истории камнерезного и ювелирного искусства. И это символично. Ведь когда-то напротив Горной аптеки на Екатерининской площади располагалась гранильная фабрика, занимавшаяся этим самым камнерезным искусством. Но вот в чем парадокс. Мало кто из горожан знает об этом музее. Дело в том, что здание находится под общей оградой Резиденции губернатора Свердловской области, и многие считают его одним из комплекса зданий этой Резиденции. Так что милости просим посетить Музей.

Идем дальше. И приближаемся к одному из самых красивых и узнаваемых зданий Екатеринбурга – дому Севастьянова (объект № 12 Красной линии).

Здание имеет интересную историю. Построенное как частное владение, оно перестраивалось в соответствии с доходами и вкусами владельцев.

В восемнадцатом веке  этот квартал носил название "командирский", и в основном здесь стояли дома горных инженеров – элиты городского общества. Первым на этом месте был деревянный дом Раздеришина Александра Васильевича. Это был российский специалист по горному делу, минералог. Член-корреспондент Академии наук, участник экспедиций по изучению природы России, первооткрыватель месторождения переливта – одного уз уральских самоцветов. В 1772 г. по направлению Берг-коллегии А.В.Раздеришин  уезжает в Карелию на Олонецкие Петровские заводы.

Вторым владельцем был горный чиновник Иван Васильевич Полков. Помимо основной деятельности он владел за городом водочным заводом. Дом выстроили в классическом стиле, возможно по образцовому проекту. На фиксационном плане города 1829 года уже показана угловая ротонда: единственный пример в архитектуре Екатеринбурга того времени.

Большинство горных чиновников получали образование в столичном Горном институте, а это учебное заведение славилось высоким уровнем самодеятельного театра. Студенческих забав чиновники не забывали и на службе. В любительских спектаклях ставили как французские водевили, так и запрещенную цензурой "Горе от ума". Когда же в город приезжали частные антрепризы, публика получала возможность сравнивать любителей с профессиональными актерами. Спектакли давались в доме наследников горного чиновника И.В.Полкова. Там же можно было услышать и концерты симфонического оркестра.  В 1820-1830-е годы дом фактически выполнял роль городского театра.

В 1860 году здание переходит коллежскому асессору Николаю Ивановичу Севастьянову, купившему его у отставного канцелярского служителя С.А. Медведчикова (наследника И.В. Полкова). 

Ко времени покупки дома Николаю Ивановичу минуло пятьдесят, за плечами большая жизнь. Севастьянов из дворян, сын шихтмейстера (это звание давало право на потомственное дворянство). Окончил Екатеринбургское горное училище. Всю жизнь прослужил горным чиновником, начиная с подканцеляриста и заканчивая надворным советником. Был когда-то чиновником особых поручений при главном начальнике Уральских горных заводов В.А. Глинке, командировался на Ирбитскую и Нижегородскую ярмарки для покупки припасов для уральских заводов и для продажи металлов. Будучи  главным смотрителем казенных металлических караванов Уральских заводов, он впервые организовал караванную операцию "на коммерческом праве" (ранее практиковался подрядный способ, который обходился казне дорого).  Во время Крымской войны отвечал за доставку продукции уральских заводов. Если перевести на сегодняшний язык, был чиновником по снабжению и сбыту. В 1858г. вышел в отставку. Кроме того, Н.И. Севастьянов владел винным заводом, мануфактурой, золотым прииском в Чердынском уезде. То есть, был человеком небедным.

Денежки есть, время тоже, теперь можно пожить и «для себя». В 1866 г. он приступает к реконструкции дома по проекту губернского секретаря Александра Ивановича Падучева. Выбор архитектора  был не случаен. С Н.И. Севастьяновым они были почти одногодки (5 лет разница). Работали в одном ведомстве, дружили, понимали друг друга.

Александр Иванович Падуев – ученик самого М.П.Малахова. К нему он был направлен по распоряжению главного начальника Уральских горных заводов В.А. Глинки в 1841г "для обучения архитектурному искусству". 

Дом перестраивался 6 лет, за которые его облик был изменен до неузнаваемости. Этим Н.И.Севастьянов и вошел в историю и в архивные документы.  Удалось сотворить настоящий дворец, не похожий ни на что, ранее построенное.

Архитектор воплотил самые смелые задумки. Классический декор он наполнил новомодными заграничными тенденциями. Здание приобрело неоготический декор, одновременно с элементами барокко, которые были свойственны европейской архитектуре, особенно итальянской. В путеводителе по Екатеринбургу начала XX века писали: «…в первоначальном виде дом поражал своей причудливой архитектурой мавританско-готического стиля».

Ажурный  помпезный особняк и его хозяин оказались в центре внимания. Легенд о Севастьянове сложилось немало. Самая известная о дерзкой задумке, мол, Николай Иванович решил покрыть крышу своего дворца золотом, и даже подал прошение. Идею назвали безбожной, ведь золотят в стране лишь купола церквей. А в наказание за гордыню просителя приговорили ходить каждое утро до ближайшей церкви в чугунных калошах. Хотя никаких документальных свидетельств подобных моментов жизни Николая Ивановича Севастьянова не имеется.

По другой легенде, владелец построил роскошный дворец на зависть всему городу, а сам никогда там не жил. Ютился в маленьком домишке напротив и каждый вечер, сидя на лавочке перед домом, любовался своим творением. Ну, домишко, не домишко, скорее всего это утрирование. Не может быть у богатого человека «домишко». Думается, что Н.И.Севастьянов не жил в своем дворце по экономическим соображениям. Содержать, особенно отапливать в зимнее время огромный особняк было дорого. Выгоднее сдавать его в аренду, что, собственно, он и делал.   

В 1880 году (за три года до смерти) Севастьянов продал свой дом казне. В нем расположилось государственное учреждение – Окружной суд.

Со временем Окружной суд стал чувствовать себя тесновато. В 1914 году под руководством архитектора А.А. Федорова здание было расширено. Появился пристрой вдоль современного проспекта Ленина. В том же году на фасаде угловой ротонды появилась надпись «Окружной суд».

В буйный 1917 год в здание ввалились революционно настроенные солдаты Ачинского пехотного полка и разгромили все, что попало под руку. Ломать не строить.

Это снимок Дома Севастьянова и Горной аптеки 30-х годов прошлого столетия.

Это 40-е годы.

Это 50-е.

Еще одна интересная фотография. Не знаю, какой это год. Скорее всего, это дореволюционный снимок или 20-е годы. Екатерининский храм еще стоит (его снесли в 1930г.). Машина стоит на Гимназической набережной (ныне набережная Рабочей молодежи).

Многие десятилетия в советское время в доме Севастьянова находился областной совет профсоюзов. Надпись на фасаде ротонды сменили на «Дом Союзов».

А крышу здания венчали слова «Слава рабочему классу» и «Выполним пятилетку досрочно».

Профсоюзы находились там вплоть до недавнего времени – до реставрации здания. В 2008 году здание закрыли на капитальную реконструкцию. Обновленное здание открылось весной 2009 года. В дни саммита ШОС (Шанхайская организация сотрудничества) здесь разместилась екатеринбургская резиденция президента России. Сегодня это Дом приемов различных делегаций на правительственном уровне.

В ходе реконструкции были восстановлены исторически аутентичные цвета фасада дома — белый, зеленый и терракотовый.

Также бывший дом Севастьянова отгородили от улицы решеткой.

Внутреннее убранство особняка соответствует внешнему.

Дом Севастьянова заметно преобразился и стал настоящим украшением центра города.

Дом внесен в перечень объектов культурного наследия (памятников истории) федерального значения. В 2008 году Центробанк РФ выпустил в обращение памятную серебряную монету номиналом 3 рубля с изображением дома Севастьянова.