Дворец Неборув, арх. голландец Тильман из Гамерена (конец XVII), в 15 км к юго-востоку от Ловича. Был резиденцией архиепископа Гнезно кардинала Радзиёвскего. Всё время принадлежал Радзивиллам. Один из самых ухоженных дворцов Польши. С юга к дворцу подступает французский парк со скульптурами из Аркадии, а с запада – английский парк (пн- вых. 10.00 – 16.00). 

Здание дворца спроектировал голландец Тильман ван Гамерен, т. е. из Гамерена. Дворец имеет идеально симметричную планировку. В 1694 архиепископ Гнезнеский, примас Ржечи Посполитой, кардинал Радзиёвский выкупил маеток у шляхтичей Неборувских.

В 1723 году дворец приобрёл князь Любмирский А. Я., кухмистр, генерал коронной артиллерии, генерал в армии Августа Моцного.

Таким видят дворец посетители дворцово-паркового музея-заповедника.

Неборув – один из самых ухоженных дворцов Польши, окружённый столь же бережно охраняемыми садами. Французский парк с южной стороны дворца украшают многочисленные скульптуры, доставленные сюда из парка Аркадия. К западу от дворца разбит регулярный парк в английском стиле. В 1766 дворец приобрёл великий гетман Великого княжества Литовского Микалоюс Огинскас. После перестройки здания понос Огинскас продал дворец князю Радзивиллу, воеводе Виленскому, который в 1774 начал собирать во дворце коллекцию европейского искусства: фарфор, серебро, драгоценные ткани, мебель, гравюры (10 тыс. экземпляров). Кроме того понос Радзивилл коллекционировал старопечатные издания (самое раннее датируется XVI веком) для своей библиотеки. 

Позже князь и его супруга, поня Хелена Радвиллене, уродзонная Пшездецкая (племянница вышеозначенного поноса Микалоюса Огинскаса и героиня скандальных романов, к которым понос Микалоюс Радзивилл, её законный супруг, относился терпимо, если они, скандальные романы, сулили ему прибыль), начали в 1784 году разбивку вокруг дворца парков во французском и английском (Аркадия) стилях, под руководством саксонского ландшафтного специалиста Шимона Богумила Цуга

В 1795 г. графиня София Потоцкая посетила резиденцию, и вдохновилась на создание в своёй садыбе в Умани подобного парка – Софиевки.

Анфилада (ряд последовательно примыкающих друг к другу пространственных элементов - помещений или дворов). Прямо, на заднем плане - будуар княгини Хелены. На стене - портрет герцогини Шарлотты Корде.

Дворцовая библиотека. Книжные шкафы, из красного дерева, сработаны на мануфактуре Радзивиллов в начале века XIX. В шкафах хранятся 11 тысяч книг и документов XVI-XIX веков. На стене - портреты королей Ржечи Посполитой, а большой портрет - портрет кардинала Ержи радзивилла, епископа Кракова.

Червоный покой (Малиновая гостиная). В стиле рококо. На стене - портрет Анны Оржельской, позашлюбной цурки (внебрачной дочери) короля Августа Моцного.

Спальня пони воеводовой - Хелены Радвиллене.

Белая зала (зала Балова, Бальный зал). Здесь устраивали балы и концерты.

Парадную лестницу украшают портрет круля Станислава Августа Понятовского.

Парк во французском стиле разбили в 1784 году...

... и в английском (Аркадия) стилях, под руководством саксонского ландшафтного специалиста Шимона Богумила Цуга.

После ухода владельцев в мир горний дворец и парки приходят в упадок. Только в 1879 Пётр Радзивилл восстановил садыбу.

Поня Хелена, уродзонная Пшездецкая, отличалась красотою и образованностью (знала четыре языка), хорошо пела, играла на фортепиано и органе, увлекалась литературою и искусством. По натуре живая и весёлая, пользовалась огромным успехом у мужчин, в том числе у короля Станислава и русского посла в Варшаве Штакельберга О. М., что в свою очередь очень способствовало развитию продвижения её мужа, Михаила Иеронима Радзивилла, по службе. Вольностями пони Хелены была шокирована Екатерина Алексеевна. По случаю своей коронации Павел Петрович пожаловал её в статс-дамы при двое своей супруги, императрицы Марии Фёдоровны. Много путешествуя по Европе, поня Хелена собрала большую коллекцию картин, монет, медалей, серебра и фарфора. В Неборуве бывали император Александр Первый Павлович, король Пруссии Фридрих Вильгельм Второй. В браке имела десять детей. Три сына (один от Штакельберга, а второй- от герцога Лозена) и дочери, три из которых умерли во младенчестве. Князь Пётр Андреевич Вяземский писал Александру Ивановичу Тургеневу: “...она до конца жизни вплетала всегда розу в свои седые волосы и говорила, что это цветущая роза в снегу”.