Те из вас, кто чаще следит за Гургулятом, наверное, думают, что здесь в основном выращивают цветы. И они были бы недалеки от истины, ведь большинство людей приезжает в Гургулят в основном отдыхать летом, а многие из тех, кто занимается еще и овощеводством, сажают цветы на грядках вдоль дороги. 

Но есть и люди, которые разводят животных. Их было много, когда 27 лет назад мы с Гургулятом породнились. Могли бы получить молоко хоть из двадцати дворов, а теперь — только из двух: коровьего — из Богиньи, овечьего — из Фильо. У Богини было больше десяти коров, теперь осталась только одна. Раньше Фильо тоже разводил коров, но потом переключился на овец и коз. И только из него можно взять овечье молоко, которое при заквашивании становится таким, что говорят «ножом резать можно».

Сегодня я хочу поговорить о Филью и его семье. Мало, потому что о таком человеке, как он, забывшем, какой жизнью он живет, можно говорить очень много. Видимо, небо хранит его, чтобы остаться в живых после невыносимых испытаний... И, видимо, есть причина.

Если из центра села следовать указателю на "Алексеева къща" /это первая гостиница с рестораном в селе, есть еще и вторая/ и пройти ее пешком в сторону очень живописной местности Пеклюка, после того, как вы подниметесь над деревней и посмотрите направо, увидите ферму Фильо. 

Вы отличите ее не только по нескольким зданиям, но и по множеству машин перед ними, которыми он возделывает поля половины деревни. 

Раньше это была ферма ТКЗС, а теперь живое богатство Филью. Я не буду описывать его - вы увидите животных на картинках. Скажу только, что он разделил овец на два стада - основное и второе, только из молодых ягнят и угрей. Это замена старым животным.

Когда я смотрю на живую лавину, которая спускается утром пастись и звонит в деревню своими мелодичными колокольчиками, думаю, считает ли их Фильо вечером, когда они возвращаются домой? Думаю, нет. Потому что наверняка нет на это времени. Сотни вымени ждут, когда он их облегчит. И так каждый день до полуночи, каждую неделю, каждый месяц...; Без выходных, без оплачиваемого и неоплачиваемого отпуска. А животных нужно не только доить, но и заботиться о них – стричь, заготавливать им еду на зиму… 

Также много гектаров картофеля ждут, когда он их уберет. Ими он расплачивается с наследниками деревни, чьими землями он пользуется. И я уверен, что если бы не он, то вместо картошки на них бы росли чертополох и утесник... Ну, иногда вбывают у него ратаи, но они редко задерживаются надолго, не все выдерживают эту тяжелую работу. Только его жена Руми всегда рядом с ним.

Она всегда приветлива и улыбчива, и кажется, что непрерывная работа не может ее сломить.

А она, работа, никогда не кончается — ее ждут два дома — здесь и в Сливнице, она вырастила двоих детей, имеет внуков и даже правнука. Делает лучшее кислое молоко, лучший овечий и козий сыр, лучший курбан, самые вкусные погачи. Одно время она тоже была продавщицей в деревенском магазине /когда он был/, и чего в нем тогда не было...

Одну мечту они не осуществили - молочную! У них на нее есть проект, и деньги не проблема - и через европейские программы, и через кредит. Главная проблема в том, что некому ее оставить, некому наследовать...

И знаете, что меня больше всего впечатлило? Они также нашли время и для цветов! 

А когда я спросил Филью о его лошадях /покажу их тебе позже, когда они жеребят / для чего он их использует? Меня удивил его ответ - "Для красоты!"- сказал Филью с убеждением.

Думаю, на этих словах я закончу. Ничего не сказал о его тесте, который с багетом исследует, где есть вода и осчастливил щупами десятки, а, наверное, и сотни людей, о его сыне и дочери, о его внуке - маленьком, но в два раза больше его, маленький Фильо... Может быть, как-нибудь в другой раз, может быть...