Суздаль — один из самых приятных городов России. Это тот редкий для России случай, когда потенциал красивого старого города увидели не только архитекторы и чиновники, но и простые жители. Буквально каждый уголок здесь хочется сфотографировать на память, а после отъезда в голове уже возникает мысль «надо бы вернуться сюда на день огурца».

Но назвать Суздаль успешным городом сложно — здесь типичный для нашей страны набор проблем, который почтиневозможно решить на местном уровне из-за централизации власти и налоговой несправедливости. Вот только здесь не опустили руки, а подошли к проблемам системно и собираются к 2030 году перезапустить городскую экономику.

1.Жизнь туризмом

В 1967 году журналист и литератор Юрий Бычков опубликовал в газете «Советская культура» серию очерков о древнерусских городах под общей рубрикой «Золотое кольцо».

 Позднее это название было присвоено туристическому маршруту и началось его централизованное развитие. Как вы уже могли догадаться, Суздаль вошёл в этот маршрут.. Позднее это название было присвоено туристическому маршруту и началось его централизованное развитие. Как вы уже могли догадаться, Суздаль вошёл в этот маршрут.Позднее это название было присвоено туристическому маршруту и началось его централизованное развитие. Как вы уже могли догадаться, Суздаль вошёл в этот маршрут.

Здесь десятки памятников истории и архитектуры, несколько объектов ЮНЕСКО и всё это на небольшом клочке земли. Индустриализация и урбанизация 20 века обошла город стороной, а его фактические границы не менялись со времён Екатерины II. Поэтому сразу после въездных указателей начинается милота и ламповость.

Сегодня в городе живёт чуть меньше 10 тысяч человек, при этом за год сюда приезжает 1,3 млн туристов — это колоссальная нагрузка на инфраструктуру и горожан. Можно даже сказать, что это российская Венеция — там тоже соотношение горожан и туристов не в пользу жителей.

Около 65% суздальцев работает в туристической сфере. За полвека здесь на бытовом уровне осознали ценность истории и красоты — это в прямом смысле хлеб для местных.

Поэтому тут не закрывают фасады сайдингом, глухие заборы — большая редкость, как и ушатанные дома. Люди следят за местом, это стало нормой.

Есть классные гостиницы, но не выше 4 звёзд. Мы жили в Пушкарской слободе, где классно играют на истории, деревянном зодчестве и современной архитектуре.

Такая работа с контекстом места всё ещё крайне редка для России и особенно для небольших городов.

В целом уровень сервиса по гостиницам, ресторанам и барам здесь высокий, чувствуется клиентоориентированность.

В год здесь проходит более 50 мероприятий, которые значительно увеличивают поток туристов. За счёт лугов в центре города здесь возможно проводить даже несколько фестивалей одновременно — это редкое преимущество. Самый известный праздник, на который я всё никак не доеду — день огурца.

Местные торговые ряды с площадью, где проходят ярмарки. Радует, что в советские годы тут восстановили мостовую — она отлично задаёт фон для памятников:

По бокам же проложен ровный тротуар, чтобы сохранить доступную среду:

Местный квест: найти самую вкусную медовуху, здесь её варят и продают повсеместно.

Что идёт не так

Большой поток туристов и концентрация памятников требуют денег на содержание, а их нет. С текущей налоговой системой города просто доят — почти всё уходит в региональный и федеральный бюджеты. Мэр города даже называл цифры: из 100 рублей от туристов в казну идёт лишь 7 копеек.

Когда человек платит за магнитик, кофе или вход на территорию монастыря, сам город этих денег не видит. В целом получается ситуация, когда от муниципальной власти все что-то требуют, но финансово и управленчески это не обеспечивают.

Сейчас муниципальный бюджет собирает 100 млн. рублей в год. После обязательных трат остаётся 10-17 млн — эти деньги пускают на благоустройство, коммуникации и инвестиции.

Здесь активно участвуют в конкурсах федеральных программам, чтобы отбить отданные в региональный и федеральный центры деньги. За счёт привлечённых и целевых средств удаётся поднять бюджет примерно до 230 млн рублей, но это всё равно крайне мало.

Но проблема грантов и иных целевых денег — их можно пускать на только на определённые цели. Иными словами, если у вас рвутся трубы от старости или нет грейдера на зиму, а деньги дают на плитку и скамейки — придётся класть плитку и ставить скамейки. Федеральных программ на ту же ливнёвку или уборку города просто нет.

С памятниками тоже всё непросто: они в разных собственностях, даже при наличии денег прийти и отреставрировать их не получится.

Другая проблема — однодневный туризм. Люди приезжают посмотреть на памятники, возможно покупают медовуху и обедают в кафешках, а после уезжают. Средняя нагрузка на гостиницы 30-60% в зависимости от класса и цены — это очень мало.

В Суздале есть памятники мирового уровня, но сама среда не провоцирует человека остаться здесь на 2-3 дня — это потери для местных. Сама экономика туризма изменилась, сейчас людям нужны не только красивые храмы и кремли, а приятные эмоции от самой среды — Суздаль пока не может этого предоставить.

Одновременно есть проблема оттока молодёжи, у Суздаля даже нет своего роддома — по статистике здесь можно только умереть.

Как решить проблемы

В идеале, нам давно нужна муниципальная и налоговая реформы, но пока есть движение лишь в сторону ещё большей централизации. А жить-то как-то надо уже сегодня.

Дом.РФ совместно с КБ Стрелка разработали для города стратегию развития (мастер-план) до 2030 года с детальным планом до 2024. В 2024 Суздаль будет праздновать тысячелетие — под это дело на уровне федерации был создан координационный совет. Это спасательный круг для города, другого шанса в ближайшем будущем ждать не стоит.

Живой Журнал, А. Гершман