После яростного штурма армия султана Мехмеда Второго Фатиха ("завлеватель") 29 мая 1453 года ворвались в Константинополь. В течение следующего дня византийскую столицу полностью захватил враг. Её храмы и дворцы были полностью разграблены, в рабство продали 60 тыс. человек. Император Константин XI Палеолог погиб в бою. Его опознали только лишь по пурпурным сапогам с двуглавыми орлами. Уже мёртвому ему отрубили голову и выставили её в центре города. Так трагически закончилась история Восточного, Второго, Рима.

На картах вместо Константинополя появился Стамбул. Древний герб столицы Византии – полумесяц был дополнен звездой и попал на знамя османов. А султан принял титул кайсар-эль-руми – “римский цезарь”.

К моменту турецкого завоевания Константинополь являл собою лишь слабую тень прежнего великого города. Когда-то город-миллионник, теперь он насчитывал едва-едва 100 тыс. жителей. В руины превратилось большинство знаменитых сооружений – акведук, ипподром; водохранилища давно уже пересохли, и на их месте разбили огороды.

Когда султан въехал в поверженный город, он не нашёл там дворца, достойного владыки столь могущественного государства. Поэтому султан несколько лет жил в своём дворце в Эдирне (Адрианополь). И тем не менее Стамбул был провозглашён столицей Османского султаната, и следовало позаботиться о резиденции для монархов.

Багдадский кьёшк и Лунная беседка. Комплекс находится в правой части Мраморной террасы. Кьёшк (киоск) был воздвигнут в 1639 году в честь покорения Багдада султаном Мурадом IV (1623–1640 гг.). Главным архитектором был Коджа Касым Ага. По всему фасаду начертаны письмена из Корана белыми буквами в стиле CelîSülüs -челисулюс- (арабский стиль написания с использованием только заглавных букв) на голубом фоне. А над входом начертано двустишие на персидском языке. Султаны часто приходили сюда полюбоваться закатом и вкусить трапезу под крышей этой, Лунной, беседки во время священного месяца Рамадана.

Высоко над проливом Босфор (“Коровий брод“) и бухтой Золотой Рог (Халидж, по-тур.) стоит “Лунная беседка“ (1640, по повелению султана Ибрагима IV, годы правления 1640-48). Отсюда открывается чарующий вид на Европу и Азию. Здесь обычно в хорошую погоду отдыхали султаны, любуясь своими дамами, прогуливающимися около фонтана. (Вид из Багдадского кьёшка).

А так как ни один из уцелевших дворцов не удовлетворял запросам владыки полумира, в 1459 году началось возведение новой резиденции. Для этого избрали место бывшего Акрополя, сохранившейся со времён античного Византия. На мысе, разделявшем Пропонтиду и Босфор у входа в Золотой Рог, османы не оценили прежней византийской архитектуры, поэтому на строительство пошли камни старых византийских дворцов, монастырей и античных сооружений.

В 1461 году главное здание резиденции было закончено, и султан поселился в нём. С этого года отсчитывается история Топ-Капыси сарая, Старого Сераля. Ему суждено было стать самым крупным памятником турецкой гражданской архитектуры. Изучая его, можно прочесть историю Османского султаната в камне.

Багдадский кьёшк. Интерьер.

Это откладывало отпечаток на весь образ жизни двора. Вкусы султанов и их приближённых отличались утончённостью. Приветствовалась нарочитая роскошь в ущерб соразмерности, поэтому светская архитектура Турции, в отличии от религиозной за долгие столетия не явила миру ничего особенного. Зодчество мечетей, мазаров (некрополи), медресе значительно по красоте превосходят дворцы и особняки знати. Топ-Капыси сарай вполне соответствовал духу воинственной державы. Избыточная даже по восточной меркам пышность, аляповатая роскошь, любовь к блеску и яркости делали дворец не столько резиденцией “владыки мира”, сколько местом отдыха правителя-воина после очередного похода.

Гарем. В левой части двора находится здание гарема, которое охраняли 500 чёрных евнухов. Внешне простое здание, внутри украшено со сказочной роскошью. Здесь жили матери султанов, их сёстры, жёны, тётки, наложницы, дети. В XVI веке в гареме султана жили 300 женщин, а в XIX веке - 900. Эти дамы вели очень замкнутый образ жизни, были строго изолированы, но, тем не менее, добивались большого влияния на ход событий. Часто они управляли через султанов империей, назначали и смещали султанов, визирей (министров), сердаров (полководцев). Гаремный комплекс состоит из 300 помещений, их площадь = 15 га.

Туркские сановники имеют себе за честь, когда Цесарь туркской выдаст за него свою рабыню. Добиваются они этого обогащения ради: т. к. Цесарь даёт за ра­бынею большое приданое.

Евнухи, сиречь скопцы, в палатах, в коих Цесарь с жёнами пребывает, чёрные и вельми непригожие, чтоб не полюбились тем жёнам Цесаревым. А спальники, кои служат самому Цесарю, вельми лицом красны, злообраз­ных среди них нету. А палаты сии находятся в огороде избранном, где всякого бла­говонного зелия пОлно.

На другой стороне огорода там своё собенное имеет покои, в коих ему токмо музчины служат, а женский пол там не входить.

Есть в Серале особенное жильё, глухие живут; недалече от тех глухов карлы живут. Оные Цесаря туркского вельми потешают. А недалече в особенном жилье живут женсчины, которых зовут султанами, сиречь Царицы, а всякой собенные покои, фонтаны, сиречь колодцы, лазни и огороды. Двери в их покои так поделаны, что иная не ведает когда Цесарь входит к дру­гой. Дочери Цесаря живут каждая при своей матери, а сыны проживают в осо­бенных покоях и дают им учителей, которые их учат.

Цесарь туркской всегда на восходе солнца встаёт, понеже та пора прика­зана на молитву, полчаса молитсе, а полчаса кушает конфеты, пряники и соки разные употребляет. После в книгохранилище час читает, потом слушает судей или самого визиря. Отслушавши, прохожаетсе по огродах и тешитсе с карлами и шутами покаместь приспеет время обеда. А садитсе вкушать сам только один, и сидит больше получаса. Пьёт только раз после обеда чашу в пол кварты (0.068 л) щербету. Наевшисе, идёт молитсе. А после идёт в палаты женские, или в ого­роды их прохаживаетсе. А когда к какой жене идёт, то баба старая, хия-хадон прозываемая, всем весть подаёт, что Цесарь, дескать, хочет быти. Все женсчины и девки построятсе стройно в два ряда в одной большой палате, через которую Цесарь идёт. Все женсчины ему поясно кланяютсе. А он прохаживаетсе промеж их и присматрюетсе им, а которая ему полюбитсе, ту и изберёт и кинет плат свой, который он в руке держит, а она поклонитсе ему поясно, и поцеловавши плат, повесит его на вые своя. Сие презначает, что ея в ту ночь возмёт к собе на постелю свою забавы для. Все жоны и девицы идут ея целовать. Товарки ея желают щастия ей и просят, чтоб милостива к ним была, когда будет жоною Цесаря. Старшая средь них ве­дёт девицу в лазню, сиречь баню, а там вода со всяким благовонием устроена. После лазни дают ей платье, благоприятными вонями накраплено. После поставляют пред ней изобильную вечерю. После молитвы вечерней, Цесарь вечеряет, после вечери говорит молитвы и идёт спать.

Самая старшая жона Цесарева девицу оную раздевает. Цесарь тож раздеваетсе в собеной каморе, а когда выйдет в спальню, старшая поклоняетсе ему, отходит, оставляет там три служанки старыя за дверями. Через три часа приходят иные бабы. Когда Цесарь натешитсе и встанет, девица лежит на постели и ждёт, ко­гда старшая придёт и отведёт ея в иное жильё. И зовут ея уже Солтана. Тут же поставят ея на казённый расход (3260 золотых в год, одного скопца, четыре служебниц и с коих две явства розные ворют). А буде Цесарь возмёт ея на другую ночь, то от казны ей расход вдвое, а ещё придадут четыре служебницы и другого арапа. А буде случитсе оная девица понесёт от Цесаря, то с казны ей расход 20 тысячь зо­лотых. Сии жоны много денег дают чародеям, дабы Цесарь любил их. А таких жон у него много, а которая родит ему сына, Цесарь присылает ей в мешочке 5 тысячь золотых и годового окладу сколько сам похочет и кормилицу в придачу.

Не все жоны Цесаря туркского породы царския. Обирет собе невольниц, которые им полюбитсе, понеже много жон имеет. Смотрит токмо, чтобы лицем красна была и благообразна, понеже за наибольшее собе почитают щастие телесность (плотоугодие), которую им не вменил за грех нечистой их пророк Махомет.

(Данило Исленьев, дворянин, который в 1594 году ездил послом в Турцию, и исчез бесследно).

Тронная зала вплотную примыкает к Зале аудиенций. Под деревянным резным балдахином на возвышении установлен "тронный диван". В XVIII веке украшения залы были дополнены отделкой на темы рококо.

Вид на гарем. Хороша видна башня Правосудия, на заднем плане, на фоне моря видны печные трубы кухонь. Османский султанат в зените своего могущества простирался от порогов Нила в Египте и гор Атласа в Марокко до Ирана и степей Крыма. А сердцем его был Топ-Капыси сарай. Ведь здесь не просто жил султан. На территории дворцового комплекса располагались основные ведомства и вершились государственные дела. Дворец представлял собою город в городе.Каждый день 800 (а по праздникам или торжественным приёмам – 1200) поваров готовили 20000 блюд, каждый год тут съедалось 30000 цыплят, 23000 баранов, 14000 телят и так далее. А жило во дворце в лучшие его годы от четырех до пяти тысяч человек.

"Счастливый двор". В этом внутреннем дворике гуляли жёны султанские, которым посчастливилось подарить султану сына.

Багдадский кьёшк и сад Чюльпан-бах. Дворцовый комплекс украшали многочисленные сады. Самый известный – Чюльпан-бах, “Cад тюльпанов”. В нём росло восемьсот видов тюльпанов. В XVIII веке, после того как послы султана посетили Версаль, в Топ-капы появились сады, отдалённо напоминавшие французские сады. Должность дворцового садовника, “бостанджи”, хорошо оплачивалась, а занимающий эту должность вельможа пользовался большим уважёнием.

Имена зодчих до нас не дошли; скорее всего, это были итальянские архитекторы: Италия в то время переживала Ренессанс. Основная особенность дворца состоит в том, что не единое здание, а комплекс, строившийся в течение пятисот лет. Он включает в себя множество павильонов, соединённых террасами. Дворец окружён глухой каменной стеной, и попасть в него можно только через массивные ворота с высокими башнями. Любопытно, что именно эти ворота, именовавшимися Высокими, дали Турции одно из названий средневековья – Высокая Порта (порта = ворота).

Библиотека. В дворцовой библиотеке, организованной в 1719 году повелением султана Ахмеда Третьего, хранилась большая коллекция рукописей, главным образом на персидском и арабском языках, а также на латинском и древнегреческом. После того, как Багдадский кьёшк начали использовать как музей, книги, хранившиеся в нём перевели в основную библиотеку дворца. Маленькое помещение в задней части здания использовалась для подачи кофе посетителям библиотеки (видна на рисунке).

Беседка и фонтан на фоне Ереванского кьёшка, который был построен в 1635 г. по указу Мурада IV (1623-1640 гг.) как дань памяти завоеванию Еревана. Он был сооружён главным архитектором того периода Кока Касим Агой. Конструкция здания (кьёшка) павильона имеет форму восьмиугольника. В 1733 году в эпоху правления Махмуда Первого (1730-1754 гг.) в кабинетах Ереванского (кьёшка) павильона хранились некоторые особо ценные экземпляры из коллекции книг дворцовой библиотеки. Поздние книги из личной коллекции Османа Третьего (1754-1757 гг.) и Мустафы Третьего (1757-1774 гг.) также были включены коллекцию Библиотеки дворца-музея Топ-Капы.

Фонтан, встроенный в стену Ереванского кьёшка.

Фонтан и беседка, слева. Прямо - кьёшк Обрезания.

Казна (сокровищница). Сейчас здесь собраны неисчислимые сокровища и исторические реликвии (коллекция оружия и одежда султанов, ювелирные украшения, коллекция орденов и медалей).

По роскоши султанский дворец превосходил все дворцы европейских суверенов. А вот бытовые удобства остались на уровне средневековья. Помещения были холодными, даже летом царила прохлада, в них царили сквозняки. Отапливались жаровнями и мангалами. Ни о печном отоплении, ни о гипокаустах (приспособление для отапливания горячим воздухом), ни об обогреваемых полах, о которых было известно эллинам и римлянам османы не слышали даже. Канализация и водопровод отсутствовали. Воду для хозяйственных нужд набирали из фонтанов. Даже хамамы, столь любимые турками, в Топ-Капы отсутствовали (гаремные женщины в сопровождении евнухов с обнажёнными ятаганами посещали городские бани, шествуя туда и обратно через городские кварталы).

Во втором дворе Топ-Капыси сарая находится Куббе-алты ("комната под куполом"), здание, разделённое на три части. Одно предназначалось для совещания министров (визиров), которыми руководил великий визир. Два других использовались султанской канцелярией и финансовым ведомством дворца.

Султаны не присутствовали на заседании дивана. Большую часть времени они следили за совещанием визиров из отдельной комнаты, через окно которой открывался вид на зал заседания. Когда султан был не согласен с решением дивана по какому либо вопросу, он закрывал окно, таким образом подавая знак визирам о необходимости прервать совещание. В этом случае все визиры должны были проследовать в Зал аудиенции, чтобы продолжить обсуждение вопроса, но уже в присутствии султана.

Широкая галерея, окружающая Куббе-алты, сохранила первоначальные мраморные, порфировые и гранитные колонны.

Строительство в Топ-Капы продолжалось вплоть до 1817 года. К этому времени комплекс занимал площадь семьдесят гектаров. Начав европеизационные реформы, султан Махмуд Второй задумал покинуть дворец предков и повелел возвести новый, более удобный для проживания, дворец. Этим дворцом стал дворец Долмабахче.

Вид на Топ-Капыси сарай со стороны Мраморного моря.

Аксонометрия дворца.

Со второй половины XIX века стал местом проживания состарившихся султанских жён и наложниц, а также слуг почтенного возраста. После поражения Турции в Первой мировой войне и краха, в 1922 году, монархии, новая власть не знала, что делать с этим дворцом. Высказывались предложения о сносе его, как символе старой, косной “азиатской” Турции. Однако президент Турции поступил по-своему: в Топ-Капы был организован музей.