Обращусь к мною незаслуженно забытому  крымскому городу, сыгравшем глобальную роль в моей судьбе. С Крымом я впервые познакомился еще в 1966-м году, когда волей случая, занимаясь радиотехникой, попал во всесоюзный лагерь "Юных техников", организованный в Севастополе в Камышовой бухте. Впечатления остались яркие и весьма обрывчатые. Помниться куча ракушек, счищенных с рыбацких кораблей, поход в сторону мыса Фиолент, и день рыбака с фейерверком. От фейерверка осталось куча не догоревшей пиросмеси, которую один из сопалатников зажег в палате - было весело. Остальное прошло мимо. И в общем-то далее Крым исчез с горизонта. Так продолжалось до 1974-го года, до распределения. Я считал, что мой путь предопределен - меня брали на работу в Рубежанский филиал НИИОПИКА (Научно-исследовательский институт органических полупродуктов и красителей), в котором я работал на двух практиках. На этот счет  было письмо из института. Но на распределении письмо отложили в сторону. А мне предложили - "Хотите в НИИ? Езжайте в Крым в Саки во ВНИИ ЙОДОБРОМ (всесоюзный институт йодобромной промышленности)". В НИИ я хотел. Другого НИИ в списках не было и выбор был сделан. Правда, в планах было три года отработать и вернутся в Рубежное.  Стимулом, кроме интересующей меня тематики, было то, что Рубежное находилось в 100 км от моего родного Луганска (Ворошиловграда). Вместе со мною в Саки распределили еще пять моих сокурсников Аню Шелудько, Володю Кришталя, Люду Белоцерковец и семью Вавулицких Сашу и Валю. Слава богу все живы и по возможности здоровы. 

В Саки мужская часть коллектива прибыла с опозданием на два месяца, так как у нас были военные сборы, по итогам которых мы получили звание лейтенантов войск РХЗ. В Саках нас ждала женская часть коллектива. И до сих пор помниться радостная встреча, после которой фото на пропуске, сделанное на следующий день,  еще пять лет было немым укором.  Поселили нас в пятиэтажном общежитии института. Семье Вавулицких предоставили комнату в семейном общежитии. В институте я активно занимался спортом - скоростным подводным плаваньем, выступая за сборную соседнего института, в нашем этот вид не культивировали - бассейна не было. Поэтому приехав в Саки нашел применение своим "талантам" в легкой атлетике. Горы были от меня далеки, т.е. я от них. Хотя в соседней секции общежития "кучковались" спелеологи и один из них, Слава Тхорук (в будущем крестный моего сына, увы уже ушедший), регулярно и настойчиво убеждал меня, что, при моей выносливости и изящной фигуре, место мне явно под землей, т.е. в пещерах. Я аргументировано ему возражал, утверждая, что - УМНЫЙ В ГОРУ НЕ ПОЙДЕТ, а ПОД ЗЕМЛЮ Я ЕЩЕ УСПЕЮ. Но тут - человек предполагает, а все остальное располагает, включая высшие силы. И продолжал накручивать круги по стадиону. К сожалению, видовых фотографий города этого периода у меня не осталось. Но тут уже обратного пути нет. Остались только вот эти.

Бурное комсомольское прошлое. Правда, ведал я в комитете комсомола института спортом и чудом избежал переходя на работу в райком комсомола. Остановили сей процесс друзья и предложение аспирантуры в Москве. Впрочем, аспирантура (с горами) остановила и мое желание переехать в Рубежное.

К аспирантуре я уже сбился с пути истинного, отправившись в горы (что подтвердило вышесказанное) и под землю (под руководством вышеупомянутого Славки) я попал.

Хотя, в первую пещеру я попал гуляя по Чатыр-Дагу с Аней. Когда подойдя к входу в пещеру Тысячеглавую и имея слабосветящий фонарик полез в неё, предупредив спутницу, что если через полчаса не вылезу, то можно по вот этой тропинке идти звать спасателей. Обошлись без спасателей. Хотя, дурацких спелеовыходок в моей биографии хватало. После "оригинального" спуска в Гугерджин (колодец 18 метров глубиной) Слава взялся за нас,  справедливо утверждая, что мы в конечном итоге свернем себе шею. Кстати, на своем последнем спуске в эту пещеру, я чуть не претворил сие в жизнь. Впрочем, все это описано в - https://mirvokrugnas.com/963731998776232320/pesche... Все это я упоминаю потому, что проведя три года в Москве и защитив кандидатскую диссертацию, я не стал искать возможности остаться в Москве, а вернулся в Крым в Йодобром. В котором проработал до 1984-го года, откуда перешел на работу в Симферопольский госуниверситет. В нем работаю до сих пор. Правда, перейдя на работу в Симферополь я еще 13 лет жил в Саках и на работу каждый день ездил. Так что этот город практически такой же родной, как и Луганск.  Как и ВНИИ Иодобром, участь которого увы печальна. В 90-е его основательно угробили. В том числе и лишив общежития для специалистов. В итоге, как горько пошутил один из моих друзей - "Ты знаешь. в 1974-м годы мы были самыми молодыми сотрудниками института. И сейчас мы самые молодые." И при всей необходимой стране тематике исследований, институт прошел "точку не возврата". И его ждет судьба Сакского химзавода, чьи производства бромистого метила и перманганата калия (единственные на весь СССР) были убиты киевскими чиновниками в угоду фирмам Испании и Израиля. Впрочем, это судьба всей промышленности и прикладной науки на постсоветском пространстве.   Собственно, разведя ностальгические слезы, я забыл сказать о главном - Саки это не только родная мне химия, но и в первую очередь грязевой курорт.  Лечебные грязи сак по своим свойствам не уступают грязям Мертвого моря. Причем, целебные свойства местных озер известны издавна. Тут, в частности, лечился Н.В. Гоголь, Лариса Косач (Леся Украинка) и многие другие.  Впрочем, хватит предыстории. В Саки я катался регулярно, но без фотоаппарата. А тут прошла информация о том, что в городе заканчивают обустройство набережной у лечебного озера и произведен ремонт дамбы к морю. И 1-го мая мы с Надей отправились посмотреть. Вот что из этого получилось. Начну с города. 

Бывшее общежитие КНПО Иодобром. Крайнее справа окно на пятом этаже когда-то было "моим".

Центральная площадь города.

Памятник Герою Советского Союза Федору Сенченко.

Бывший кинотеатр "Октябрь", превращенный в 90-е в барахолку (т.н. Пассаж)

Памятник Зое Космодемьянской у школы №2

Памятник Афганцам на улице Советской

Улица Революции (если сейчас её не переименовали).

Сквер А.С. Пушкина

Курортный парк в котором располагалось два санатория - Бурденко и Ленина. Потом санаторий Ленина переехал в новое здание и получил название санаторий "Сакрополь"

Памятник Лесе Украинке

Памятник Ленину у бывшего санатория им. В.И. Ленина

"Вечный огонь"

Памятник Н.В. Гоголю.

Бывшие корпуса санатория им. В.И. Ленина

Некогда тут было "озеро".

"Грязевая", бальнеологическая станция

Лечебное озеро,  из которого не одно столетие черпают лечебную грязь. 

Санаторий "Сакрополь".

За поселком химзавода видны трубы новой ТЭЦ. (и старой тоже)

Далее началась вновь благоустроенная часть набережной.

Источник минерализованной воды

Бывший Дворец культуры Сакского Химзавода

Стадион, по дорожкам которого была накручена не одна тысяча километров. Впрочем, дорожка тогда была гаревой. И на каких-то соревнованиях, финишировав на стометровке, я эффектно сбросил скорость, перейдя на стопорящий шаг. Эффект был достигнут - меня перевернуло в воздухе и приземлился я на спину, которую потом всю измазали йодом. Для большего эффекта и обеззараживания. Так что гаревая дорожка запомнилась навсегда.

От стадиона мы вернулись на набережную.

Впрочем, по Набережной мы гулять не стали, а отправились по дамбе в сторону моря. Дамбы служили и служат для поддержания нужной концентрации солей в лечебном озере. Кроме того, с северной стороны дамбы находится пресное озеро Чокрак, воды которого совсем не благоприятствует "лечебности" грязей и рапы (солевых растворов лечебного озера).  Должен сказать, что нынешний вид дамбы оставляет приятное впечатление. 

Кстати, в пресной части озер живности хватало всегда. Хватает и сейчас.

Разница между пресной и соленой зоной  видна невооруженным взглядом. Красноватый оттенок воде придает водящийся в соленой воде особый рачок. 

С дамбы видны корпуса ВНИИ Иодобром, за которыми виднеется новая ТЭЦ, окутанная парами из градирен.

КНПО Иодобром.

Останки Сакского химзавода.

Погода начала портиться и мы  в итоге до моря не добрались, повернув назад.

После чего погода перестала портиться, но уже было поздно менять направление движения.

На этом кадре фотосессия и закончилась. Что можно сказать. У преобразований в городе есть много сторонников, есть много противников. Мне преобразования за вычетом ряда деталей (но это скорее личное) понравились. О городе могу сказать одно. Как лечебно-санаторный центр он вполне на уровне. Если есть желание загорать у моря, то вдоль побережья понастроено множество пансионатов, в которых можно вполне поселиться и отдыхать у моря. Останавливаться в городе, ставя целью морской отдых не остроумно. На этом пожалуй все. Кроме одного - начало репортажа с "историческим" экскурсом получилось несколько лично-ностальгическим. Но "КУДЫ БЕЧЬ".