Расстояние между Сопотом и Карлово всего 5 км. Дорога проходит через розарии. Сбор роз завершен, остались только отдельные цвета.

Сегодня в Карлово проживает около 25 тысяч жителей.

В 15 веке суббалканское село Сушица было передано султаном Баязидом II Карлу Заде Лале Али Бею. Впоследствии село превратилось в город, который в честь Карла Заде Али-бей стал называться Карлова или Карлово.

В Карлово мы видели только дом Васила Левского. 

Знакомые для болгар старые и новые имена переплетаются в его истории. Мне кажется, ее мало кто знает.

Вот сама история:

В 1932 году режиссер Васил Гендов начал воплощать в жизнь одну из своих мечтаний - снять фильм об апостоле болгарской свободы. Это фильм «Восстание рабов», первый болгарский говорящий музыкальный фильм. Как и во всех своих предыдущих проектах, Гендов - сценарист, режиссер и исполнитель главной роли - в случае с самим Василем Левски. Некоторые сцены снимались во дворе дома Левски, и режиссер Гендов был шокирован его видом - неухоженным, заросшим сорняками. Сам дом находится в плачевном состоянии и практически разрушен.

Этот дом из раннего периода болгарского Возрождения. Он был построен в 18 веке дедом Левского Кунчо Ивановым. Но в годы после Освобождения канул в небытие и был полуразрушен. Давно заброшен, сожжен в 1877 году. Половина участка превращена в свалку.

Во время съемок ходили упорные слухи, что разрушат дом Левски. Снос был необходим, потому что дом загораживал вид на трактир мэра Карлово.

Изумленный режиссер бросил фильм и побежал спасать то, что осталось. Вместе с тремя другими членами съемочной группы он штурмовал заместителя мэра, который сказал ему, что решение муниципального совета обжалованию не подлежит. И все!

Местный военный полк также принимал участие в массовых сценах фильма. Командиром Карловского гарнизона полковник Петр Димков являлся дальний родственник режиссера, и он отправился к нему. Мало кто знает, что легендарный целитель Петр Димков и полковник Петр Димков - одно и то же лицо. Услышав рассказ о подготовленном богохульстве, Петр Димков приказал подготовить гарнизонную карету, и они двое пошли к мэру Аристотелю Янакиеву, который начал бормотать, что это постановление и что с этим ничего нельзя поделать. Решение было решением.

Понимая, что мэра ему не помочь, Петр Димков возложил военную охрану, которая не допустит сноса останков родного дома апостола. Он приказал окружить его цепью солдат. Даже отдал приказ «стрелять в мясо», если кто-нибудь попытается разорвать цепь. И оказалось, что это был не просто слух. Бригаду действительно направили снести дом. Но солдаты окружили его живой цепью. Никто не осмелился даже приблизить на шеренгу солдат, не говоря уже о том, чтобы пытаться пройти через нее. И уцелел родной дом диакона Левского.

Петра Димкова судили в военном суде по этому делу, но один из военных судей тоже был большим патриотом, как Димков, и не осудил его.

Вернувшись в Карлово, Димков решил восстановить дом. «По его приказу солдат с барабаном обошел все Карлово и сообщил народу о желании своего командира» (по рассказу доктора Петра Димкова, внука целителя). Все, у кого были подлинные столярные изделия и оригинальные материалы для их изготовления, было предложено предоставить их для восстановления дома. Обещали, что в обмен на принесенный старый предмет все получат новые столярные изделия.

Был создан комитет по сбору средств на восстановление дома, и первым, кто внес свой вклад, был не кто-нибудь, а местный ходжа! Он принес несколько золотых монет и сказал, что делает это в имени Левски. Интересно также, что комиссию возглавил Аристотель Янакиев - человек, категорически отказавшийся остановить снос дома.

В 1933 году дом отреставрировали за очень короткий срок - 40 дней, после чего его продолжили обставлять и превратили в музей, официально открытый в 1937 году, когда исполнилось 100 лет со дня рождения Левски. Таким образом, его родной дом стал одним из первых мемориальных музеев в Болгарии.