Продолжаем нашу прогулку по городу Мехико. Прогулка будет посвящена ацтекам и столице ацтекской империи городу Теночтитлану, от которого почти ничего не осталось. Направляемся к главной площади города: Площади Конституции. Если спросить прохожих, как пройти к Площади Конституции, то можно натолкнуться на недоумевающий взгляд мексиканцев, которые по привычке продолжают называть площадь Сокало, храня в памяти прежнее название площади и не желая привыкать к нововведениям. (Zocalo – в переводе с исп. - цоколь, фундамент, пьедестал). Под площадью находится станция метро, сохранившая прежнее название площади «Zocalo». Размеры площади впечатляют: 240 х 195 метров, площадь - 46800 кв.м. Сокало входит в тройку самых больших городских площадей в мире. И под асфальтом Сокало и прилегающих к нему территорий лежат в руинах останки могучего и прекрасного города Теночтитлана – бывшей столицы ацтеков.

   Доминантой площади является огромный Кафедральный собор Успения Пресвятой Богородицы Девы Марии , строительство которого началось по указу Эрнана Кортеса в 1524 году и было завершено лишь в 1813 году. Первый камень собора был лично заложен Кортесом, пожелавшим посвятить собор Св. Деве Марии. По замыслу Кортеса храм должен был быть таким прекрасным и величественным, чтобы затмить у оставшихся в живых ацтеках всякие воспоминания об их языческих богах и о прекрасном городе, который был безжалостно уничтожен. И надо сказать, что замысел удался... (О Кафедральном соборе я попробую рассказать в следующих репортажах).

   Долгое время считалось, что Кортес выбрал особое место для постройки католического Кафедрального собора, чтобы показать побежденным ацтекам силу и могущество новой власти. Предполагалось, что под фундаментом собора находятся руины главной ацтекской пирамиды Темпло Майор – Великого Храма. Стены всех католических храмов поспешно возводились из камней разрушенных ацтекских пирамид.

   Однако, при строительстве линии метро и прокладке кабеля в 1978 году рабочие наткнулись на очень интересный плоский камень с резным изображением разрубленной на части обнаженной женщины, на которой были лишь украшения в виде колокольчиков, змей и черепов... Диаметр камня был 3,4 метра. Это была ацтекская богиня Луны – злобная Койольшауки –«Золотые колокольчики», подстрекавшая братьев к убийству матери, за что и была наказана таким вот образом. Но у этого камня было еще одно страшное предназначение. Лежал он у подножия Великой Пирамиды, где совершались множественные человеческие жертвоприношения. По окончании кровавых обрядов жрецы сталкивали тела несчастных людей с края пирамиды вниз. И тела в хаотических позах смерти попадали на этот камень. Сейчас на месте оригинала лежит копия камня, причем на том самом месте, где и была обнаружена строителями. А сам оригинал находится в зале маленького музея, построенного рядом с руинами. Там же находятся артефакты, найденные при раскопках этой пирамиды.  (2 фото позаимствованы из интернета).

   Когда-то пирамида Темпло Майор возвышалась над Теночтитланом на высоту 60 м. На вершине усеченной пирамиды находилось два храма, посвященных Богу Уитцилопочтли, который с течением времени трансформировался из бога плодородия в бога войны, и Тлалоку – богу дождей и гроз. (В предыдущей публикации уже была эта тема). В археологической зоне явно прослеживаются по меньшей мере шесть «слоев» пирамиды. Ведь начиная с 14 века, каждый правитель, желая показать возросшую мощь ацтекской империи и заодно увековечить свое имя в анналах истории, возводили пирамиду над пирамидой. Так выглядела когда-то пирамида Темпло Майор с двумя храмами наверху.

   И так выглядит теперь...

   На площади находилось еще по меньшей мере 30 строений, но организовать новые раскопки не представляется возможным. Построенные испанцами здания в этом районе сами стали исторической достопримечательностью.

На макете можно увидеть схему города Теночтитлана. 

   А герб города объясняет его название: «Место, где в изобилии растет туна». Туна – это плод кактуса нопаль (съедобная опунция). И на сегодняшний день нопаль - один из любимейших овощей и фруктов мексиканского народа. «Листья» опунции – можно считать овощем, а плод, созревающий на «листьях» кактуса - фруктом. Плоды сочные, сладкие со множествои мелких и крепких семян.

   Чтобы подробнее ознакомиться с историей,бытом и жизнью ацтеков, следует отправиться в ... Национальный Дворец, который находится здесь же на площади Сокало.

   Национальный Дворец, президентская резиденция, был построен на месте разрушенного Дворца Монтесумы. О сказочных богатствах Монтесумы ходили легенды. Дворец поражал размерами, затейливой росписью, блистал яркими красками, поражал фантазией изысканных каменных резных барельефов. На территории Дворца были разбиты роскошные, благоухающие ароматами цветов и плодовых деревьев тропические сады, в которых раздавалось чарующее пение множества птиц с разноцветным оперением, были и пруды с чистой водой. Конкистадоров поразило количество изделий и украшений из золота, серебра и драгоценных камней. Удивило их и количество жен императора Монтесумы. Их было около 2000. В два раза больше, чем у царя Соломона. Детей, естественно, тоже хватало. Порядки в гареме царили строгие. Например, выкидыши и прелюбодеяния наказывались смертной казнью.

   В настоящее время от дворца ничего не осталось. Лишь где-то на задворках расчистили маленький кусочек кладки стен и ступеней дворца Монтесумы. Несмотря на то, что у Президента Мексики давным-давно построена другая резиденция, и сюда он приезжает лишь в День независимости и пару раз в году для устройства приемов глав иностранных государств, археологические раскопки здесь также невозможны...

   Строительство Национального дворца было начато в 1522 году, сразу же после завершения конкисты. Память о прошлом властителе должна была исчезнуть навсегда. И она исчезла вместе с Дворцом Монтесумы.

   Архитектурный стиль здания Национального дворца – мексиканское барокко. Фасад вытянут на 200 метров в длину. Внутри имеются три внутренних дворика. Третий этаж был построен лишь в 1920 году. В центре фасада находится балкон, с которого в дни праздников Президенты Мексики обращаются к своему народу.

   В этом патио – внутреннем дворике дворца, состоялась первая коррида, которая очень пришлась по душе мексиканцам!

   Это цветущая агава, родственница нашего столетника. После цветения растение умирает.

   Сейчас уже трудно сказать, кому первому пришла в голову идея расписать стены Дворца сюжетами из истории Мексики. Специально было оговорено, чтобы живопись была проста и понятна любому человеку, неискушенному в творческих метаниях и поисках новых стилей и методов художников того периода. Работа была поручена известному мексиканскому живописцу, муралисту, политическому деятелю левого толка по имени Диего Мария де ла Консепсьон Хуан Непомусено Эстанислао де ла Ривера и Баррьентос Акоста и Родригес... Ох, уж эти мексиканские имена и фамилии! Для простоты общения будем называть его просто Диего Ривера. Под этим именем он известен всему миру. В 1929 году Диего Ривера приступает к написанию первой мурали. Мураль – (от исп. elmuro – стена) – настенная живопись. Последняя мураль была создана художником в 1957 году. Идеи остались незавершенными из-за смерти художника.

   Нужно сказать, что мексиканская революция 1910—1917 гг. явилась поворотным пунктом в истории искусства всей Латинской Америки и наложила свой отпечаток на творчество художников-муралистов тех лет.

  Главная грандиозная мураль (ее площадь 276 кв. м) была задумана как живописное повествование об истории Мексики от ее древнего прошлого до завтрашнего дня. Роспись помещается на стенах лестницы, ведущей на галерею второго этажа.

   Ее центральная часть, ограниченная снизу расходящимися вправо и влево лестничными маршами, а сверху — пятью арками, охватывает историю страны от вторжения испанских завоевателей до революции 1910—1917 гг. На этой фреске Диегой Ривера представлены портреты более 150 реальных исторических лиц. 

   Попробуем осветить хотя бы несколько основных моментов из истории Мексики.

   В композиционном центре картины находится изображение орла, сидящего на кактусе и разрывающего на части змею, – герб Мексики, помещенный на национальный флаг страны. Историю появления орла можно узнать из предыдущей публикации.

   Ниже находятся изображения ацтекских воинов ордена Орла (слева внизу: воин в мантии, опушенной красными перьями, на голове шлем, выполненный в виде раскрытого клюва птицы) и ордена Ягуара ( справа снизу: воин одетый в шкуру ягуара со шлемом в виде раскрытой пасти ягуара). Ацтеки вступили в неравный бой с высадившимися в 1519 году возле современного Веракруза испанскими конкистадорами во главе с Кортесом. Здесь никогда не видели всадников, закованных в железо, никогда не видели лошадей. «Стреляющие палки» конкистадоров вызывали ужас и недоумение. Почему замертво падали люди, находившиеся на далеком расстоянии от врагов? Послы Монтесумы, пытавшиеся уладить мирным путем кровавое побоище, при первых «демонстрационных» выстрелах трех пушек упали в обморок... Понятно, что никакие обсидиановые мечи, стрелы с обсидиановыми наконечниками, даже грозные дубинки со вставками обсидиана, ни устрашающие противника шлемы с оскалом хищника не смогли остановить наступающую армию Кортеса, четко понимавшего свои задачи.

   В это трудно поверить, но огромные территории Мексики были захвачены армией Кортеса, которая насчитывала 508 пехотинцев, 16 конных рыцарей 13 аркебузиров,  32 арбалетчика,  100 матросов и 200 рабов— кубинских индейцев и негров в качестве слуг и носильщиков. Снаряжение включало 16 лошадей, 10 пушек и 4 фальконета.  Всего лишь через два года было полностью покончено с ацтекской государственностью...

   Слева и справа от центра композиции Ривера изобразил те «блага» цивилизации, которые принесла с собой армия конкистадоров. Мы видим гребежи и убийства аборигенов, сценки со служителями Святой Инквизиции, прибывшей сюда из Испании, видим фигуры монахов четырех религиозных орденов, начавших насаждение христианской веры. Причем, художник так изобразил монаха францисканца, что не остается никаких сомнений в отношении Риверы к религии. Вверху изображены самые знаменитые люди Мексики: императоры, президенты, политики, советники и др. Среди них различимо лицо Порфирио Диаса – диктатора, которого здесь называли правителем «жесткой руки», за то, что он ввел смертную казнь на месте преступления без суда и следствия за ограбления поездов и убийства людей. Плохо это, конечно плохо. Но через год не осталось любителей пограбить поезда... Это был весьма противоречивый диктатор. Ему принадлежит гениальная фраза: «Бедная Мексика! Бог так далеко от нее, а Соединенные Штаты так близко». К сожалению, у меня нет возможности более подробно рассказать обо всех событиях...

   На боковой стене, под прямым углом направо от главной части росписи находится фреска «Доиспанский мир». 

   На этой части фрески показана жизнь древних индейцев. Показана несколько идиллически. Остановиимся лишь на одном очень любопытном моменте. В центре находится белый человек с бородой в роскошном царственном плюмаже из зеленых перьев птицы кецаля, окруженный темнокожими аборигенами, с почтением взирающих на него. Это любимое и наиболее почитаемое божество – Бог Кецалькоатль ( Пернатый Змей). Легенды почти всех коренных народов Америки содержат мифы о прибывших когда-то на американский континент белых чужестранцев-богов. Внешний облик Кецалькоатля отличался от облика аборигенов: белая кожа, борода (у индейцев не было волос на теле и лице). Все мифы содержат сведения о том, что Кецалькоатль сделал много добрых и полезных дел. Он якобы научил людей письменности, дал основы математики и астрономии, научил строить дома, научил людей жить парами и, самое главное, запретил человеческие жертвоприношения, предложив заменить их цветами и птицами. Но в результате какого-то неизвестного катаклизма Кецалькоатль вынужден был покинуть Мексику, обещав когда-нибудь вернуться. И этот миф, возможно, и сгубил ацтеков, принявших бородатых белолицых  конкистадоров за людей вернувшегося любимого бога Кецалькоатля.

   На противоположной стене находится фреска «Настоящее и будущее Мексики», охватывающая различные аспекты классовых столкновений современной Мексики и другие сюжеты ушедшего ХХ века.

   Мы видим людей в противогазах с ружьями – события Первой Мировой войны, видим «прогнившее насквозь», но не до конца, буржуазное общество, волнения и митинги трудящихся по всему свету. И видим сюжеты очень знакомые нам: красное знамя с серпом и молотом, книгу «Капитал» у китайского рабочего, вверху портрет Карла Маркса и его указующий перст в то светлое будущее, куда мы шли, но так и не дошли, поскольку в дороге кормить не обещали. Смеюсь, конечно, но есть в этом смехе печальные нотки...

   Не обошел вниманием Диего Ривера и Троцкого. Представил его как злобного старикашку, указующего пальцем на фашистскую свастику. А ведь именно по его приглашению и в его доме поселился Троцкий с женой, прибыв в Мексику. Ривера быстро менял свои убеждения...

   И еще один любопытный момент. Диего Ривера симпатизировал молодой Советской республике, поддерживал революционный пафос и идеи, верил в наступление справедливой и достойной жизни, к которой нас должен был привести рабочий класс. И возможно, что первое знакомство с подобными идеями шло от его первой жены Ангелины Беловой, русской по происхождению. Ривера увековечил ее на своей фреске: вот она, русская красавица с косами, уложенными короной на голове, и с голубыми как небо России глазами... А выше, возможно на всякий случай, он изобразил портрет своей последней жены, известной мексиканской художницы Фриды Кало. Изобразил ее с медальоном на груди в виде красной пятиконечной звезды с серпом и молотом, желая показать ее симпатии к революционному движению тех лет. 

   Продолжение следует.  Продолжим знакомство с повседневной жизнью ацтеков.  До новых встреч на страницах  "Непутевых заметок"!