Дворец на Литейном (1852-1858) известен ещё и под называнием "дворец графини де Шово". Внутреннее убранство дворца не уступало фасаду. Поскольку дворец строился не для семьи, а для княгини лично, в нём нет деления на мужскую и женскую половину, более того, все помещения носят характер парадных. К огромному сожалению, интерьеры не сохранились - по большей мере, увидеть можно только великолепную лепнину, полы и картины. Значительную часть отделки выполнил талантливый мастер-лепщик Дылев Т. П. Плафоны, медальон и десюдепорты расписал Майков Н. А., отец известного поэта.

 Юсуповой дворец на Литейном проспекте строился в тот период, когда Зинаида Ивановна была уже в возрасте матёром (родилась в 1809 году), осталась вдовой. После смерти князя Бориса дворец на Мойке остался в собственности их сына. Для себя же княгиня решила строить новый дворец на Литейном проспекте, в котором "самые прихотливые фантазии женского вкуса не могли быть выполнены более удачно и более удовлетворительно". Разглядывая прекрасную лепнину, можно узнать, что первоначальный проект разрабатывал архитектор Гаральд Боссе, а завершал работы Людвиг Бонштедт. Фасад поражает своей декоративностью (нужно отметить, что здание относится к стилю венское барокко) и массивностью: каменные кариатиды, три барочных фронтона, баснословно дорогая на то время облицовка песчаником (как местным, так и привезенным из Германии), большое количество колонн и пилястр. В решении фасада и интерьеров герр Бонштедт стремился к оригинальности и новизне, к свободной трактовке приёмов архитектуры барокко. Поставив задачу поразить петербуржцев новизной в зодчестве, архитектор и заказчица не считались с затратами. Так облицовочный камень, бременский песчаник, везли из Германии. Из этого же камня выполнены и детали фасада. Со стороны двора герр Бонштедт пристроил зимний сад. Герр Бонштедт достиг намеченной цели. Среди современников не осталось равнодушных при виде этого творения. Оно и сейчас впечатляет богатством и красотой внешней и внутренней отделки.

 Зеркало парадной лестницы (на фото вид зеркального отражения). На зеркале слева от таблички виден след германского снаряда времён ВОВ. Особое внимание привлекает библиотека, стены которой украшали панно работы Г. Робера, портретный и концертный залы, большая столовая. Первоначально во дворце располагался зимний сад - так хотела хозяйка. (Г. Боссе по какой то причине не захотел потакать капризам заказчицы и отказался от создания самого большого по площади зимнего сада в столице России, и предлагал более скромное решение. Л. Боншед же полностью учёл все пожелания Зинаиды Ивановны.) Сад был трёхуровневым, наверно, самым большим в городе. С водокачальной машиной, из которой по медным трубам поступала вода. С роскошными скульптурами и фонтанами. С любимыми княгиней Зинаидой Ивановной камелиями (48 сортов) и розами (более 20 сортов). В Европе в то время была мода на камелии – благодаря роману Александра Дюма-сына “Дама с камелиями”. Мучительно больно от того, что всё это мы увидеть, увы, не можем – ныне на его месте находится большой театральный зал. Именно в этом типе построек (речь идёт о дворцах) зависимость архитектора от прихотей и вкусов заказчика была особенно сильной, и это накладывало определённый отпечаток на архитектуру особняков. Но, с другой стороны, владельцы, строя здания для себя, не скупились на средства, и это создавало благоприятные условия для внедрения всевозможных технических, архитектурных и художественных новшеств.

 Малахитовая гостиная. Образцом для подражания послужила Малахитовая гостиная во дворце Демидова Павла Н. (ул. Б. Морская, 43. Долгое время в здании дворца принадлежало посольству королевства Италия. Когда дипломаты покидали здание - сорвали со стен малахитовые плиты).

 Золотая гостиная. Значение дворцов и особняков в общей эволюции архитектуры столицы великого государства определялось и тем, что отделка их фасадов и интерьеров нередко играла своего рода эталона, способствовала распространению новых художественных приёмов, использованных петербуржскими архитекторами и строителями.

Золотая гостиная. Фрагмент напольного паркета. Герр архитектор, Людвиг Бонштедт, проделал большую архивную работу, и как результат, мы можем любоваться творением самого (!) маэстро Ринальди Антонио.

 Розовая гостиная. Плафоны, медальоны и десюдепорты расписал художник Майков Н. А., отец всемирно известного поэта. Именно в этом типе зданий (речь, напомним читателю, идёт о дворцах) впервые возник и наиболее последовательно развился новый творческий метод проектирования, при котором и план здания, и его внешний облик диктовались требованиями функциональной целесообразности.

 Синяя гостиная. Вся лепнина, работа мастера Дылева Т. П., - гипс, раскрашенный под дуб.

Зинаида Ивановна, Юсупова, 1809-1893. "Прекрасной” княгиня была без преувеличения: только начав выезжать в свет, Нарышкина по отцу, сразу же привлекла всеобщее внимание и была признана одной из первых красавиц. Со своим будущим мужем, князем Борисом Юсуповым, пятнадцатилетняя Зинаида, уже будучи фрейлиной, познакомилась во время коронационных торжеств Николая I. Борису было тридцать лет и уже шесть из них он оставался вдовцом – жена его погибла при родах. Зинаида была блистательной красавицей, о чём свидетельствует воспоминание графа Соллогуба “… в устах всех были слышны имена графини Завадовской, Фикельмон, фрейлины княжны Урусовой и девицы Нарышкиной, впоследствии княгини Юсуповой. Все четыре были красавицы писаные, все четыре - звёзды первой величины тогдашнего петербургского большого света…”. Зинаида Ивановна вышла замуж за князя Юсупова, родила сына Николая и… разочаровалась в замужестве. Она влюблялась с очаровательной простотой и непосредственностью, она влюбляла в себя раз и навсегда, среди её поклонников были как офицеры, так и сами их величество. Хорошо образованная, начитанная, умная, княгиня - настоящая “светская“ львица” - покоряла, очаровывала, завораживала… княгиня Зинаида Ивановна отличалась самобытностью, и всегда имела своё мнение, не боясь, что оно может оказаться отличным от мнения большинства. Конечно, её положение в обществе гарантировало ей некоторую свободу, но всё же подобное поведение вызывало много вопросов и формировало неоднозначное отношение к личности её светлости. При своей влюбчивости и кокетливости, она оставалась верной своим принципам и идеалам. И если кого-то выделяла, то многое делала для такого человека. Яркий пример не из личной жизни - княгиня Зинаида обожала Пушкина. Всегда защищала его в обществе. За что получила от поэта автограф в благодарность за такое участие. В частности, после злополучной дуэли Зинаида Ивановна решительно пресекала злословия в своём присутствии на счёт поэта и его вдовы.

Не боялась княгиня и любить - второй брак её заключён по любви с французом, моложе её по возрасту. Многие возмущались мезальянсу, на что её светлость отреагировала радикально: просто купила титулы (граф де Шово и маркиз де Серр) своему мужу и уехала из России. Княгиня Юсупова З. И. многие годы жила за границей, и построенный ею для возлюбленного роскошный дворец обычно пустовал. Дворец на Литейном проспекте был завещан не любимой внучке, названной в честь бабушки Зинаидой (Николаевна), её портрет кисти Серова Валентина можно увидеть во дворце на Мойке, но уже правнуку Феликсу Юсупову (до наследования – графу Сумарокову-Эльстону).

 Танцевальная зала. Фрагмент. Значительную часть отделки выполнил талантливый мастер-лепщик Дылев Т. П.  Князь Феликс и сам не знал сколько у него дворцов, и не любил он вовсе этот дворец (жил во дворце на Мойке), и в свою очередь сдал здание театральному обществу "Театральный клуб при союзе драматических и музыкальных деятелей", и переделывает зимний сад в большой концертный зал. В рамках театрального общества, в зале выступал театр-кабаре "Кривое зеркало", под руководством актрисы Холмской, и один спектакль был поставлен театром "Лукоморье" под руководством молодого Мейерхольда. Мероприятия "Театрального общества" посещал весь цвет Петербурга эпохи "серебряного века", в том числе А. Бенуа и А. Блок. В годы военного лихолетья Первой мировой, дворец, а точнее его парадно-танцевальная часть, был отдан под госпиталь и женская половина высшего света, включая членов императорской семьи, вместо балов и иных увеселений, работали сёстрами милосердия. В 1917 году особняк был передан строителям и стал “Домом строителей”, спустя год в нем оказался “Польский дом просвещения”, в 1940 году здание дворца отдали под “Лекторий городского комитета”, а спустя ещё семь лет его заняло всероссийское общество “Знание”, которое там размещается и по настоящее время. И только в 1995 году, указом президента, здание получило статус памятника истории и культуры федерального значения.