... К концу века XVIII скромная барочная церковь Рождества Богородицы стала казаться слишком невзрачной для главной улицы столицы великой империи. Государь-император Павел Петрович, при котором Санкт-Петербург превратился в третий после Киева и Москвы, православный центр, решил на Невской першпективе возвести величественный храм, напоминающий римский собор св. Петра. В столице долго вспоминали, как государь-император, отвечая на вопрос каким он желает видеть новый храм, ответил, что хочет видеть в нём “немного от Святого Петра и немного от Санта-Мария Маджоре в Риме”. Сооружали храм в 1801-1811 годов по проекту архитектора А. Н. Ворониха, крепостного графа Строгонова А. С. Но уже при следующем государе Александре Первом, сыне Павла Петровича, при господстве ампира, зодчий сделал главный вход в собор со стороны улицы Казанская (по православным канонам алтарь – на востоке, вход – на западе). Колоннада из 96 колонн из пудожского камня украшает боковой северный фасад собора со стороны Невского проспекта. Строительство собора завершилось накануне Отечественной войны 1812 года, вызвавшей огромный патриотический подъём. Казанский собор стал его зримым воплощением.

Воронихину Андрею Н. за Казанский собор жаловали Владимира IV степени. Алфёрову же, Николаю, помогавшему Воронихину в разработке проекта и строительстве, ничего не дали. Проектируя собор, зодчий решил важную градостроительную задачу, оформив не только значительную часть Невского проспекта, но и прилегающие улицы и площади. Имеющему в плане форму латинского креста зданию, обращённому к Невскому проспекту боковым фасадом, примыкает грандиозная дуга колоннады из четырёх рядов коринфских каннелированных колонн (девяносто шесть штук) и шестиколонным портиком в центре. Концы дуги завершены мощными объёмами порталов с аттиками, оформляющие проходы на боковые улицы. Эта дуга образует торжественную площадь, Казанскую, входящую в цепь ансамблей Невского проспекта. Глубокие портики с фронтонами отмечают каждый из рукавов креста. Над средокрестием возвышается стройный и лёгкий купол на прорезанными окнами барабане (высота 72 метра). Наружные колонны, облицовка и многочисленные барельефы (работы Мартоса И. П., И. П. Прокофьева, Гордеева Ф. Г. и других) исполнены из жёлтоватого известняка. Бронзовые статуи в нишах собора (И. П. Мартос, Пименов С. С., Демут-Малиновский В. И.) и бронзовые створы северных дверей (копия “Райских врат" флорентийского баптистерия Гиберти Л.) дополняют богатое скульптурное здание собора.

Икона Казанской Божией Матери, любовно называемая в народе Матушкой Казанской, Заступницей земли Русской, - одна из главных православных русских святынь. Её образ был обретён в 1579 году в Казани, через 25 лет после покорения Иоанном Грозным Казанского ханства. По легенде после опустошительного пожара, случившегося летом 1579 года, девятилетней Матрёне явилась Божия матерь, и велела разыскать на пепелище Свой чудотворный Богородичный образ. Девочка рассказала об этом, но ей не поверили. Трижды представала Пречистая Богородица перед Матрёной, пока, наконец, икону не раскопали: икона лежала на земле, завёрнутая в ветхий лоскут вишнёвого цвета, но выглядела, будто её только что написали. Сразу же обнаружилась и чудотворная сила образа: благодаря ему прозрели слепые. Новоприобретённую икону поместили в близ расположенном храме – в соборной Благовещенской церкви. Точный список с лика Пречистой отправили в Москву к царю-батюшке – Иоанну Васильевичу. Всенародное почитание иконы началось в Смутное время, когда патриарх Гермоген, бывший митрополит Казанский, послал образ в знак своей пастырской поддержки в ополчение князя Пожарского и гражданина Минина, выступивших против ляцких войск короля Жигимонда. Последующие победы народного ополчения связывались с покровительством и заступничеством иконы Казанской Божией матери. Со временем на Руси появилось множество списков иконы Казанской Божией Матери, но особо почитались наряду с первообразом, явленный в Казани, две чудотворные иконы. Одна, дарованная князем Пожарским Димитрием, попала в Казанский собор, что в Москве, другая принадлежала царю-батюшке Иоанну Васильевичу: именно этот образ государь-император Пётр Алексеевич повелел перенести в Санкт-Петербург – “в благословение нову граду”. Сначала чтимую икону поместили в небольшой часовне, потом – в Троицком соборе около Петропавловского собора, а в 1737 году, при набожной матушке-государыне Анне Иоанновне, перенесли в каменную придворную церковь Рождества Богородицы, что на Невской першпективе, которую с тех пор чаще называли по имени иконы Казанской Божией Матери...

На аттике работы Мартоса Ивана: "Моисей в пустыне источает воду". Длина горельефа 14 с половиною метров. а высота = 1.4 м.

Сооружение храма приравнивалось к важнейшему делу государеву. Был объявлен конкурс на лучший проект. В конкурсе приняли участие такие мэтры как Камерон Чарльз, Кваренги Джакомо, Тома де Томон Жан и др. Победил молодой и неизвестный архитектор - Воронихин Андрей Никифорович. И это не случайно: Воронихин был питомцем графа Строгонова, президента Академии художеств, куратора стройки собора. Андрей Воронихин был крепостным графа. Заметив способности мальчика к живописи и архитектуре, граф направил его учиться в Москву; его учителями были архитекторы Казаков и Баженов. В 1785 году граф дал вольную Андрею, и отправил юношу продолжить обучение в Швейцарию и во Францию.

Моисей на горе Синай получает скрижали (две каменные доски с десятью заповедями). Работа скульптора Сколари.

В 1809 году Пименов С. С. закончил работу над скульптурой святого равноапостольного князя Владимира Красное Солнышко. Крестом киевский князь попирает языческий жертвенник. Тандем Пименов-Демут-Малиновский плодотворно работал с Воронихиным и России на всех их объектах.

Двери работы литейного дела мастера Василия Петровича Екимова (1811). Копия работы Лоренцо Гиберти "Врата рая" флорентийского Баптистерия. Идею сделать копию Райских врат предложил Андрей Н. Воронихин. У Василия Екимова не было рядом консультанта, и сюжеты из Ветхого завета мастер расположил произвольно. Однако это не страшно, т. к. и сам маэстро Гиберти не соблюдал хронологию Ветхого завета. Главное, что и Лоренцо Гиберти, а вслед за ним и Василию Екимову удалось передать перспективу.

Жертвоприношение Авраама. Фрагмент. Двери создал Василий Екимов по гипсовым слепкам-копиям знаменитых дверей Баптистерия во Флоренции, работы великого Лоренцо Гиберти.

Иконостас. Константин Тон. 1834. На создание иконостаса пошло серебро, которое французы пытались вывезти из России, а казачки атамана войска Донского, генерала от кавалерии графа Матвея И. Платова у них отняли. (Генерал от кавалерии сответствует генералу армии в СССР). Ко дню освящения храма чудотворный образ Казанской Божией Матери украсили богатой ризой из чистого золота с драгоценными камнями и жемчугом. Серебряные царские врата, великолепное паникадило, запрестольные образа в больших золочёных рамах, серебряные хоругви, алтарная балюстрада – всё поражало роскошью и великолепием. Построенный по проекту русского зодчего, русскими специалистами и из русских материалов, собор воспринимался как триумф русской культуры в духе патриотической героики тех лет. В приделе погребён прах победителя Наполеона – Кутузова. Над решёткою к могиле генерал-фельдмаршала Михаила Илларионовича Кутузова работал сам Андрей Никифорович Воронихин. В соборе хранятся трофейные знамёна наполеоновских корпусов и дивизий, штандарты и ключи взятых русскими войсками вражеских городов. В этот период собор стал памятником русской воинской славы: 25 декабря 1812 года кавалергарды и конные лейб-гвардейцы торжественно перенесли в собор первые двадцать семь трофейных французских знамён (всего 115 знамён и 94 ключа от восьми крепостей и семнадцати городов Европы, взятых русскими войсками).

Памятник князю Смоленскому, генерал-фельдмаршалу Михаилу Илларионовичу Кутузову работы Орловского Б. И. В 1832 отлили скульптуру, а установили в 1837 в двадцатипятилетнюю годовщину. Фигура генерал-фельдмаршала в напряжёнии, призывает к борьбе с неприятелем. Под ногами у него французское знамя - намёк на победы над французами. Плащ Кутузова говорит нам о его, Кутузова, преемственности римским полководцами. Открытие перед собором памятников Кутузову и Барклаю де-Толли окончательно закрепило роль этого храма и как величественный мемориал.

В 1876 году перед собором прошла первая в России политическая демонстрация, на которой выступил Плеханов Г. В. Рабочий же Яков Потапов развернул красное знамя. Результат - несколько десятков лет каторги. В 1924 на площади открыли памятник Плеханову, который вскоре был демонтирован. В 1929 году собор, как культовое здание, был закрыт,  в 1932 году здесь разместили Музей религии и атеизма. Во время ВОВ в соборе, у могилы Кутузова М. И. проводились торжественные воинские ритуалы – клятвы на верность Родине и Ленинграду. Тысяча шестьсот пробоин и следов от снарядов насчитали реставраторы на крыше, стенах и колоннах здания. В 90-х XX столетия в храме возобновилось богослужение.