В прошлом году Россию посетили около 1,25 млн туристов из КНР. Это примерно 1% от общего числа выехавших за рубеж китайцев, но на отечественном рынке они заметные игроки. Теневая индустрия гостеприимства для граждан Поднебесной активно развивается уже четыре года, но на федеральном уровне на нее обратили внимание только в сентябре после «китайского коллапса» в музеях Санкт-Петербурга. “Ъ” разобрался, как устроен этот бизнес.

Картинки по запросу китайские туристы в россии

ЗАПРЕТНЫЙ ГОРОД НА ФРУНЗЕНСКОЙ

В первой половине дня на Фрунзенской набережной в Москве можно встретить десятки туристических групп из Китая. В этом районе нет особенных достопримечательностей, но вся улица заставлена автобусами. Китайцев привозят в ювелирные магазины, которых на улице шесть.

Не в составе туристической группы попасть можно только в один из них. В остальные не пропускают охранники: говорят, что это частная галерея, принимающая только «по заявкам». Или молча вешают табличку «учет». Окна магазинов закрыты непрозрачной пленкой. Местные жители утверждают, что эти магазины, как и толпы туристов из Китая, появились в 2017 году.

Магазины «только для китайцев» существуют и в Санкт-Петербурге. Один, например, два месяца работал в стенах Петропавловской крепости. Прямо над Музеем янтаря, после посещения которого китайцев отводили на второй этаж за покупками. Цены там были сильно выше среднего, янтарные украшения стоили несколько миллионов рублей. Как писали местные СМИ, владельцем был китаец, известный как Яша Ли.

Туристы возле магазина на Фрунзенской набережной в Москве Фото: Коммерсантъ

В августе 2019 года ЦБ впервые назвал китайских туристов лидерами по совокупным расходам в России. При этом эксперты отмечали, официальные $264 млн, которые китайцы оставили за первые три месяца 2019 года,— это не более 40% реально потраченной ими суммы. Остальное осталось в тени.

Источники “Ъ”, работающие с китайскими туристами, указали на два самых распространенных нарушения в заведениях «для своих» — неучтенный оборот наличности, в том числе китайских юаней, и сделки через китайские платежные системы WeChat Pay и Alipay. Такие трансакции не фиксируются российской налоговой службой.

По данным источников “Ъ”, в среднем один такой магазин принимает около 400 туристов в день. Некоторые продавцы выдают искусственно выращенные камни за натуральные, а золото и янтарь низкой пробы выставляют как дорогой продукт. Накладные и чеки выдаются, но качество товара не соответствует цене. Об этом китайцы узнают, только вернувшись домой и отдав украшения на экспертизу.

Российские туроператоры утверждают, что эти заведения арендуют помещения на сезон. Оформлены они на россиян, но по факту управляет деятельностью гражданин КНР.

“Ъ” проверил некоторые из магазинов на Фрунзенской. Всего здесь зарегистрировано семь предприятий, занимающихся торговлей ювелирными изделиями. У некоторых из них нет торговых названий, что незаконно.

Картинки по запросу китайские туристы в россии

Магазины «для своих» в Москве “Ъ” удалось на условиях анонимности поговорить с предпринимателем, работающим с китайскими туристами. По его словам, фигурирующие в СМИ доли теневого оборота сильно преувеличены. Сейчас большая часть платежей в крупных магазинах — это безналичный расчет картами китайской платежной системы UnionPay, аналога Visa и MasterCard. 

Собеседник указывает, что за последние несколько лет ужесточился налоговый контроль, а работающие в России китайцы опасаются серьезно нарушать закон. Выбор китайскими туроператорами в качестве партнеров торговых точек, которые принадлежат или управляются китайцами, он объясняет большим доверием к соотечественникам.

«"Китайский" магазин может работать себе в убыток два года, потому что у него есть подушка безопасности — админресурс из КНР, откуда ему будут присылать группы. У русских такого нет. Китайская компания может запретить туристам посещать определенный магазин, и они туда не поедут. Китайцам важна репутация: пока мы им нравимся, они к нам едут. В лучшем случае российский магазин продаст свою долю китайцам, в худшем — разорится»,— говорит собеседник “Ъ”.

По его словам, покупки в российских магазинах составляют около 10% бюджета китайского туриста на поездку.

ТУРИСТИЧЕСКИЙ МАДЖОНГ

Пока туристы смотрят балет «Лебединое озеро», гид Ли (имя изменено по просьбе героя) ждет их в кафе напротив Мариинского театра. На шее у него висит большое янтарное украшение. Такие носят многие китайские гиды. В Поднебесной существует легенда, что этот камень целебный и привлекает удачу.

Ли работает гидом нелегально. У него нет ни обязательной государственной регистрации, ни разрешения работать в музеях. Он сотрудничает с «неофициальным филиалом» китайского туроператора UTour. Билеты в Царское Село и Эрмитаж достает через перекупщиков, а на улицах никто не спрашивает у него разрешение на работу.

Китайский гид в Царском селе в Санкт-Петербурге Фото: Коммерсантъ

Как стать гидом в России

Ли приехал в Россию вместе с родителями из Пекина еще в 2000 году, отец открывал в Санкт-Петербурге ресторан. Он окончил русскую школу, получил дипломы лингвиста и менеджера. И практически сразу начал подрабатывать гидом. В 2007 году, когда Ли было 18 лет, его среднемесячный доход составлял уже $3 тыс. (или около 75 тыс. рублей по тогдашнему курсу). В России он живет по виду на жительство и не собирается отказываться от паспорта КНР.

Нелегальные гиды, такие как Ли, не получают зарплату или фиксированный гонорар. Они сами платят неофициальной китайской турфирме, чтобы начать работать с группой. Разовый «взнос» обычно составляет $15 тыс. Еще есть так называемая комиссия или налог на голову, которые гид должен заплатить с каждого человека в группе. Цены на одного туриста варьируются от $10 до $25. Посещение музеев и обеды для группы гид тоже вынужден оплачивать сам.

Зарабатывают гиды на дополнительных услугах (например, платных экскурсиях) и доли с сумм, потраченных туристами в магазинах, подобных описанным выше.

Магазин отдает гиду 30% от выручки с его группы. Полученные деньги гид делит пополам с турлидером — представителем китайского туроператора, сопровождающим группу. Половину своей доли каждый из них отдает фирме, которая приняла группу в России. В итоге гид может получить 7,5% от потраченной его группой суммы.

Такая схема существует последние три года. Для гидов, по словам Ли, это лотерея. Если группа купит товара на большую сумму, ты выиграл. Если нет — ушел в минус. Но для китайского туроператора эта лотерея всегда беспроигрышная.

«Одна группа может купить в магазине товаров на 5–6 млн руб., а может и ничего не купить. В 2015–2016 годах деньги просто падали. Упал рубль, и приехало гораздо больше туристов. За год минимум 10 млн руб. тогда заработал»,— вспоминает Ли.

Он смог почти на год уехать в Китай, сыграть там свадьбу, вернуться и открыть в Санкт-Петербурге собственный ресторан китайской кухни. Сейчас у него двое маленьких детей. Гидом он работает редко. Большую часть времени тратит на ресторан, который тоже принимает организованные группы.

Ли опасается возросшей конкуренции. По его словам, в Санкт-Петербурге уже достаточно много заведений, работающих для китайцев и принадлежащих китайцам.

Картинки по запросу китайские туристы в россии

ВСЕ НАЧАЛОСЬ СО СПИСКОВ

Массово туристы из Китая поехали в Россию в 2015 году. Сыграли два фактора: ослабление рубля и расширение чартерного авиасообщения.

В 2015 году улететь из КНР в Россию можно было из десяти китайских городов. К концу 2019 года, по данным туристической ассоциации «Мир без границ», прямое авиасообщение с Россией имеют уже 24 города КНР. Российско-китайский мост обслуживают 23 авиакомпании (10 российских, 8 китайских, 5 из других стран).

Восьмидневный тур в Москву и Санкт-Петербург из крупного китайского города в среднем стоит от 30 тыс. руб. В цену включены авиаперелет, проживание, питание, транспорт и некоторые экскурсии в обоих городах.

Китайские фирмы сейчас продают туры ниже себестоимости на $50–150 с человека в зависимости от категории, утверждает гендиректор компании «Эллипс-тур» Елена Трищенко. Ее фирма работает с туристами из Поднебесной с 1998 года. Деньги за работу принимающей стороны оператор из КНР переводит только в конце сезона. Российская компания по сути работает в долг, поэтому на такие условия соглашаются не все.

Постоянный демпинг с китайской стороны привел к тому, что российские компании либо уходят с рынка, либо занимаются перепродажей групповых списков неофициально работающим в России китайским фирмам, говорит исполнительный директор ассоциации «Мир без границ» Александр Агамов. Де-юре туристов принимает российский оператор, а по факту — неофициальный филиал китайского.

Цена одного списка может доходить до 10 тыс. руб., рассказывали источники на рынке. Такая практика существует около пяти лет. Именно она, по мнению собеседников “Ъ”, способствовала переходу бизнеса в серую зону. Якобы перепродажей списков занимаются до 60% российских операторов.

Госпожа Трищенко считает, что сейчас списки уже не продают. В этом больше нет необходимости, так как почти все операторы и так управляются китайцами. Даже если де-юре их владельцами и гендиректорами являются российские граждане. По ее оценке, в Москве и в Санкт-Петербурге практически все компании работают по такой схеме. Ростуризм на момент публикации не смог прокомментировать “Ъ” это утверждение.

Владельцы китайских турфирм, по словам собеседников “Ъ”, создают в России нужную для обслуживания группы инфраструктуру — полузакрытые магазины, рестораны, гостиницы, транспортные компании. Гиды, работающие с группой, также занимаются обменом валюты.

Картинки по запросу китайские туристы в сибири

Российских игроков на рынке почти не осталось, и китайский бизнес теперь конкурирует сам с собой, считает китаист, гендиректор турфирмы «Калина трэвел» Александр Федин. Похожей точки зрения придерживается предприниматель, предлагающий водные прогулки и вечеринки на лодках для китайских туристов в Санкт-Петербурге. На условиях анонимности он сообщил, что за последние несколько лет его доходы упали вдвое. Раньше с рейса судно зарабатывало 30 тыс. руб., теперь доход в 15 тыс. руб. считается удачным. Так произошло из-за того, что китайцы, по его словам, сами стали заниматься этим бизнесом.

В результате упало качество сервиса, что заметили и сами туристы из КНР.

«Россия — страна третьего мира, где нет никакого представления о сервисе. Поезд старый и замусоренный, гиды все время требовали, чтобы мы ходили в рестораны с китайской едой, это ужасно — побывать в России и не попробовать русскую еду!» — пишут в отзывах пользователи самой популярной в Китае соцсети WeChat.

Китайские турфирмы и гиды зарабатывают даже на проходе в места, бесплатные для посещения: в столичное метро (около 1,5 тыс. руб.) или в Мавзолей Ленина (около 2 тыс. руб.).

«Экскурсоводы берут по 100 юаней (900 руб.— “Ъ”) за поход на Новодевичье кладбище. Его посещение бесплатно! Когда я сказала об этом туристическому агентству, мне ответили, что в эту сумму входит входной билет, зарплата водителя автобуса, зарплата гида, доля фирмы… я потеряла дар речи!» — делится впечатлениями о путешествии китаянка Ци.

Китайские туристы ночуют в очередях в московский ЦУМ и петербургский ДЛТ

ДРУЖБА ПО КВОТАМ И ПОНЕДЕЛЬНИКАМ

В сентябре 2019 года на рассмотрении концепции развития «Царского Села» замминистра культуры Алла Манилова выступила с громким заявлением: из-за китайцев российские туристы не могут попасть в главный объект музея-заповедника — Екатерининский дворец, где располагается Янтарная комната.

«Они едут, пускай едут, молодцы, это укрепляет отношения наших стран. Но мы не можем оставлять этот доступ, если он требует полной изоляции российских туристов от "Царского Села". Мы будем очень вежливы с нашими гостями, мы отрегулируем грамотно ситуацию. Мы никому не отказываем, но говорим: ваш день в “Царском Селе” — понедельник или понедельник и четверг»,— сказала Манилова (цитата по «РИА Новости»).

Вскоре Минкульт в специальном заявлении, а затем и сама госпожа Манилова уточнили и смягчили позицию: никаких ограничений для китайцев вводить не планируется. Как пояснил “Ъ” директор Департамента музеев ведомства Владислав Кононов, проблему будут решать перераспределением потока в другие объекты музея. По его словам, у некоторых музеев есть договоренности с турфирмами о квотировании, но от этого нужно избавляться и не отдавать никому предпочтений.

В высокий сезон Екатерининский дворец ежедневно принимает от 10 тыс. до 12 тыс. человек. По разным данным, от трети до 70% из них — китайцы.

Новосибирск

Со следующего года музей предполагает продавать билеты только онлайн и по паспорту, а также не больше четырех билетов на одного человека. Сейчас на сайте можно купить 100 электронных билетов в день. Система электронного бронирования билетов успешно работает на примере музеев Московского Кремля, указывает господин Кононов.

На уровне музея о проблемах с турпотоком из КНР было известно с 2015 года. Причиной стал не только рост числа посетителей, но и нелегальные гиды, работающие в обход музейных правил. Специалистов со знанием китайского языка не хватало, и нелегальные гиды быстро заполнили эту нишу, считает начальник экскурсионно-методического отдела «Царского Села» Наталья Жукова.

«Китайские псевдогиды рассказывали, что во дворце Царского Села чуть ли не выпивал и закусывал Ленин, а дворец построил Сталин и что они все обнимались с Николаем II. Это вызывало бурную реакцию: туристы начинали громко смеяться. Бывало и такое: отодвинули леер, сели на исторические кресла и дружно фотографировались. Однажды даже пришлось вызвать полицию»,— вспоминает обстановку в музее четыре года назад Наталья Жукова.

В 2016 году Царское Село ввело обязательную групповую аудиоэкскурсию в сопровождении представителя музея. Он следит за прохождением маршрута и соблюдением правил. Позже по такому пути пошли Петергоф и Эрмитаж. В какой-то мере это помогло, но возле входа в Екатерининский дворец по-прежнему выстраиваются многочасовые очереди из китайских туристических групп с неофициальными гидами.

ОСОБЕННАЯ ВОСТОЧНАЯ МУДРОСТЬ

Еще до того, как на проблему обратили внимание администрации музеев и власти, российские гиды сами пытались бороться за свою работу.

Арина Веселова работает с китайскими туристами больше 15 лет. Она закончила институт с углубленным изучением китайского языка и практически сразу стала экскурсоводом. Сначала в родном Владивостоке, потом в петербургской турфирме «Катюша», где вскоре узнала о серьезной конкуренции со стороны нелегалов из КНР.

Вместе с другими экскурсоводами она организовала инициативную группу и проводила рейды по выявлению неофициальных гидов. Когда удавалось поймать с поличным, сдавали в полицию или миграционную службу.

В некоторых случаях суд приговаривал нелегалов к штрафу в размере 3 тыс. руб. или выносил предупреждение за работу без специального разрешения. За повторное нарушение грозит выдворение. Но случалось ли такое, никто из российских гидов не знает.

В 2016 году «Катюша» почти обанкротилась, и госпожа Веселова осталась без работы. Тогда подработку предложила уже китайская турфирма. Арина согласилась.

«У меня были названия и адреса магазинов и ваучер, на котором продавец ставит печать, на сколько группа купила товаров. Мне не повезло — купили всего пару матрешек. В магазин заезжали под предлогом "сходить в туалет". В программе написано, что три магазина — обязательно. Заезжать в другие места и тем более магазины гид не имеет права — оштрафуют»,— рассказывает она.

Веселова получила деньги на карту и больше с китайцами, по ее словам, не работала. Но когда вспоминает об этом, оправдывается: денег совсем не было.

В 2014 году у Арины Веселовой от туркомпаний было 64 группы, в 2016 году — 11, в 2018 году — 9. В этом году ей не предложили ни одной. Она устроилась на работу в Эрмитаж и продолжает иногда ловить там нелегальных китайских гидов.

Петергоф

Мифы о России от китайских гидов

Два года назад Ли и другие граждане КНР, давно живущие в России, создали ассоциацию «Восточная мудрость». Они предложили российскими экскурсоводами вместе бороться с нелегалами. Но российские гиды на контакт не идут.

«Сейчас они приходят с видом на жительство, который меня, сертифицированного гида, уравнивает в правах с этим китайцем. Только я плачу налоги, а он нет»,— объяснила в беседе с “Ъ” заместитель руководителя Санкт-Петербургской ассоциации гидов-переводчиков с китайского языка Полина Рысакова.

Царское село. Вход в Екатерининский дворец

ОДИН КИТАЙ — ДВА ПОДХОДА

Россия — не единственная страна, которая не справляется с быстрорастущим потоком туристов из КНР. По прогнозам компании Credit Lyonnais Securities Asia, в 2020 году число китайских туристов, выезжающих за границу, вырастет до 200 млн в год. Россия, по данным Китайской туристической академии, входит в десятку самых популярных направлений. В этом рейтинге есть также Камбоджа и Австралия.

В Камбодже, как и в России, схожая ситуация с теневым туристическим бизнесом. После жестокого подавления массовых протестов 2013–2014 годов Запад свернул многие программы помощи стране. Китайские инвесторы стали не только экономическим, но и геополитическим выбором. В 2015 году премьер-министр Хун Сен пригласил КНР развивать город-курорт Сиануквиль.

Результатом стала невероятная даже по китайским меркам трансформация города. В 2015–2018 годах специалистов, бизнесменов и строителей из Поднебесной прибыло столько, что они теперь составляют около 20% населения — 40 тыс. человек. Турпоток из КНР за этот период в среднем удваивался каждый год и в 2018 году достиг 2 млн человек.

Большинство прибывают организованными группами. Путешествуют по заранее определенному маршруту, останавливаются в китайских отелях и покупают товары в магазинах, принадлежащих китайцам. И хотя приток китайцев создал рабочие места для камбоджийцев, он одновременно закрыл Сиануквиль для внутреннего туризма.

Туристы из Китая на Фрунзенской набережной в Москве Фото: Коммерсантъ

Противоположный пример — Австралия. Здесь китайский турпоток нарастал постепенно с 300 тыс. человек в 2009 году до 1,5 млн человек в 2018 году. Приезжавших вынуждали пользоваться уже существующей инфраструктурой вместо того, чтобы позволять строить собственную.

Как рассказали “Ъ” в государственной организации Tourism Australia, во-первых, ставка была сделана на привлечение индивидуальных путешественников из среднего класса, а не групповые программы. Во-вторых, подготовка местных гидов, знающих китайский язык, сократила спрос на «свои» рестораны и магазины. В-третьих, в австралийскую торговую и туристическую инфраструктуру интегрировали привычные для китайцев платежи по QR-кодам в системах Alipay, WeChat и других. Это также снизило возможности для теневого бизнеса.

С 1 октября 2019 года граждане 53 стран, в том числе КНР, могут посещать Санкт-Петербург и Ленинградскую область по краткосрочной бесплатной электронной визе. Власти города прогнозируют, что поток иностранцев, главным образом из Китая, благодаря этому вырастет на 65%. С 1 января 2021 года электронные визы для иностранцев начнут действовать по всей России.

«Сегодня китайский поток составляет 30% от всего въездного туризма. К 2025 году число туристов планируют удвоить. Если геополитическая ситуация не изменится, поток будут увеличивать за счет китайцев,— говорит глава ассоциации “Мир без границ” Александр Агамов.— Вопрос не к китайцам, а к тому, как мы ведем бизнес и почему мы проигрываем эту конкуренцию. С ними надо научиться работать и относиться к ним как к возможности, а не как к обременению. Нравится нам это или нет».

"Коммерсант " Текст: Марина Бочарова, Никита Щуренков, Михаил Коростиков