После посещения города Прилуки держим путь в небольшое село Густыня (всего 150 жителей), расположенному приблизительно в 12 км от Прилук. Настоящим украшением и жемчужиной Прилукского района является Густынский Свято-Троицкий женский монастырь. Основанный в начале ХVII века в густых дубовых лесах (отсюда и название), монастырь представляет собой уникальный архитектурный комплекс эпохи барокко, значительно повлиявший на культовое строительство Левобережной Украины.

   Густынский монастырь был основан на землях князей Вишневецких в 1600 году. Основателем монастыря был монах Иоасаф. Он вместе с другим старцем, иеромонахом Афанасием, пришёл с Афонской горы и первоначально поселился в Киево-Печерской Лавре. Но Афанасий, прожив некоторое времени в Лавре, с благословения архимандрита Лавры Елисея, удалился для уединения за несколько вёрст от Киева вверх по Днепру, в местечко Межигорье. За Афанасием последовал старец Иоасаф. В Межигорье Афанасий, при участии Иоасафа, основал Межигорский монастырь, восстановив там ту обитель, которая существовала в Межигорье до нашествия на Киев Батыя. Афанасий был избран в игумена Спасо-Преображенского Межигорского монастыря. Иоасаф же, соревнуясь с Афанасием, возымел желание для распространения благочестия и славы Божией устроить где-либо новый монастырь. С этой целью он, испросив благословение игумена Афанасия и взяв с собою двух иноков, иеромонаха Евфимия и монаха Геннадия, удалился в заднепровскую сторону для отыскания места, удобного к основанию монастыря. Осмотрев разные местности по берегам реки Удая, Иоасаф остановил свой взор на острове «Густынь». Этот остров, уединённый, окружённый со всех сторон водой и покрытый густым, дремучим лесом, представлял собой наилучшее место для монастырского иноческого жития. Иоасаф со своими учениками поселился на острове и в самой густоте леса с молитвою водрузил крест, решившись на том месте основать иноческую обитель. Вскоре на остров к Иоасафу начали собираться лица из многих мест, приходившие на остров и селившиеся близ Иоасафа «ради монашеского жития и спасения». Живя на острове и трудясь со своими учениками над построением келий и ограды, Иоасаф получал немалую помощь от окрестных жителей, которые снабжали его и жизненными припасами, и деньгами, и строительными материалами. 

   Благодаря всем пожертвам, поступавшим в монастырь от доброхотных дателей, и вследствие личных приобретений монастырём разных имущественных владений, к концу XVIII столетия Густынский монастырь находился в полном процветании и благоустройстве, считался самым богатым из всех монастырей Малороссии и имел славу «второй Лавры». Славу же, как известно, создают люди, подвижники духа. Один из таких подвижников в 1623-1627 годах составил «Густынскую летопись». Есть версия, что выполнил эту большую работу Захария Копыстенский - церковный и культурный деятель. Возможно, ему принадлежит авторство первой редакции летописи. Вторую же осуществил иеромонах Лосицкий, переписав и дополнив то, что было создано предшественником. В сущности, в Густынском монастыре писалась хроника исторических событий на украинских землях от древнейших времён вплоть до 1597 года. Авторы «кройніки» оставили для потомков рассказ о внутреннем положении Украины, происхождении казаков, набегах татар и турок, о политике Московии, Литвы, Польши и Турции относительно Украины. Заканчивается летопись разделами «О происхождении казаков», «О начале унии» и «О введении нового календаря». В предисловии автор призывает соотечественников больше интересоваться родной историей, накапливать знания и передавать их следующим поколениям. Сперва монастырь был деревянным и пожар в 1636 году частично уничтожил его. В 1639 году в обители побывал Киевский митрополит Пётр Могила. Увидел он уничтоженную жестокими пожарами обитель, которая, тем не менее, должна была возродиться из пепла. С именем и волей митрополита Могилы и связано первое возрождение монастыря. В 1648 году монастырь разрушили повстанцы, но Богдан Хмельницкий взял эту обитель под свою «протекцию и оборону» и обеспечил её земельные владения, подтвердив это своим универсалом 1655 года. В 1654 году, уезжая из Киева в Москву, Густыню посетил антиохийский патриарх Макарий с сыном Павлом Алеппским, который оставил превосходное описание монастыря. Особенно высокопоставленных путешественников поразила красота иконостаса Троицкой церкви. Пожар 1671 года уничтожил Троицкую церковь, колокольню, кельи и бытовые здания. Остались только Успенская трапезная церковь, церковь Петра и Павла. 

   Восстановление началось с игуменского, Варваринского корпуса с кельями, воротами и колокольней. До 1672 года построены новые здания взамен уничтоженных. В 1670-1680 гг. монастырю всячески помогали и о нём заботились гетманы Иван Самойлович и Иван Мазепа, прилуцкий полковник Лазарь Горленко, а в 1690-х гг. его сын, также прилуцкий полковник Дмитрий Лазаревич Горленко. Монастырь украсился новыми монументальными сооружениями, обогатился новыми владениями. В конце XVII века полковник Дмитрий Горленко, дабы надёжно защитить монастырь, построил вокруг него грандиозные стены с воротами и башнями. Были они с двухъярусными аркадами, внутренними проходами внутри стены и с узкими бойницами. Это была уникальная архитектурная достопримечательность. В 1734 году восточную часть стен перестроили, новые стены декорировали с внутренней стороны фигурными арками. Значительная перестройка стен состоялась в 1754-1756 гг., общая длина их достигала 558 метров. В систему стен были вписаны трое больших мощных ворот. Над западными воротами за средства Дмитрия Горленко построили Николаевскую церковь. Долгое время это была типичная однокупольная барочная постройка. Но во второй половине XIX века церковь перестроили до неузнаваемости, такая она и сейчас. Она превратилась в типичную псково-новгородскую трёхъярусную надвратную колокольню с высоким шатровым верхом.

   Такой её нарисовал Тарас Шевченко во время посещения монастыря в 1845 году.

   В конце XVII века полковник Дмитрий Горленко построил вокруг монастыря грандиозные крепостные стены, которые сейчас потеряны почти полностью, их строят заново.

   Над восточными воротами всё тот же Горленко построил Петропавловскую церковь. Это здание сейчас считается одной из красивейших оборонительных церквей Украины. Прекрасный пятикупольный храм кажется насколько хрупким и лёгким, что трудно даже предположить, что это церковь-крепость, которая должна была оборонять одни из монастырских ворот во время вражеских нападений.

   Петропавловская церковь на рисунке Тараса Шевченко.

   Гетман Иван Самойлович на собственные средства выстроит каменную пятикупольную Троицкую церковь, которую 23 мая 1675 года освятил архиепископ Черниговский Лазарь Баранович, чьё имя принадлежит эпохе украинского барокко с его «поэзией снов и мечтаний». Троицкая церковь стоит на телах невинных мучеников. Об этом факте Густынская летопись в общих чертах рассказа повествует следующее:

«В одном из нападений на Малороссию врагов её, все жители Украины, спасаясь от преследований неприятелей, разбегались из своих домов и укрывались в лесах и в разных других потаенных местах. Многие, конечно, были умерщвляемы варварами. Вблизи Густынской обители враги убили троих младенцев и тела их бросили в поле около монастыря. Трупы младенцев лежали три дня и три ночи, и ни зверь их не тронул, ни мороз не сковал их членов: они как были брошены, в таком виде и сохранились, и тела их были мягки, хотя стояли морозы и сыпал снег. Некоторые благочестивые христиане принесли тела этих невинных мучеников в монастырь, где предали их земле, хотя, впрочем, в неудачном месте. При постройке Троицкой церкви игумену явились во сне три младенца и, между прочим, сказали, что они перед Всевышним молятся за монастырь и за монастырскую братию. Игумен долго размышлял о видении. Наконец, он передал об этом старцу-иноку. Тогда сей последний рассказал о случае трёх убиенных младенцев и указал место их погребения в монастыре. Игумен приказал разрыть могилы младенцев и вынуть из земли их гробы. Когда гробы были открыты, тела мучеников оказались нетленными. Тогда они были перенесены для погребения в более достойное место и похоронены на том месте, где строилась церковь: над могилами невинных страдальцев воздвигли алтарь во имя Святой Троицы».

   Спустившись в подземелья под Троицкой церковью, можно увидеть склепы - семейные усыпальницы Горленко и Маркевичей (наиболее известный из них - Николай Маркевич, украинский историк, автор «Истории Малороссии» в пяти томах).

   Южнее храма Святой Троицы расположен храм Воскресения Христова с трапезной палатой (изначально – Успенский 1695 г., новое посвящение дано при обновлении в 1845 г.), которую начали строить ещё в 1636 году, но достроил гетман Иван Мазепа. Современный вид она приобрела только в 1844 году. К церкви были пристроены кельи и трапезную палату, поэтому её часто называли Трапезной церковью. В 1845 году под Воскресенской церковью был похоронен генерал-губернатор Малороссии Николая Репнин. Впоследствии под храмом устроили склеп, который стал семейной усыпальницей рода Репниных-Волконских.

   С 1793 года в истории Густынского монастыря начинается полувековая чёрная полоса. При Екатерине II он был закрыт, а время нанесло обители тяжёлые раны. Новое возрождение стало возможно только в 40-е годы ХIХ века. Архиепископ Полтавский Гедеон обратился к пастве с призывом вернуть монастырь к жизни. Нужные средства были собраны, Святейший Синод издал указ о восстановлении и открытии Густыньского монастыря, и 15 мая 1844 года, в день Святой Троицы, произошло торжественное событие. Среди тех, кто приехал в тот день в Густынь, был, наверное, и князь Николай Григорьевич Репнин, бывший генерал-губернатор Малороссии, живший в своём имении в Яготине. Густынь восстанавливалась при его финансовом содействии - князь знал, что человек оставляет по себе память добрыми делами. А кроме того, завещал, чтобы похоронили его в склепе под Успенской церковью, построенной на территории монастыря гетманом Иваном Мазепой. Со временем здесь устроят родовую усыпальницу Репниных. Когда в январе 1845 году Николая Григорьевича не стало, его вдова Варвара Алексеевна (кстати, внучка гетмана Кирилла Разумовского) позаботилась, чтобы храм украсил новый иконостас. Здесь же найдут вечный покой и многочисленные потомки Репниных. Впрочем, покой и Репниных, и Горленко, и Маркевичей будет грубо нарушен после октябрьского переворота 1917 года. Монастырь просуществовал до 1924 года, - а потом началось то, что Ф. Достоевский называл «бесовщиной». Из обители сделали колонию для беспризорных. Разрушительная стихия прокатилась по Густыни: храмы ограблены, иконы уничтожены... Добрались и до склепов. Гроб с прахом князя выбросили, кому-то, говорят, достались сапоги Репнина (китель - истлел), кости и череп разбросали неизвестно где. Усыпальницу превратили в погреб.

   Когда в 1927 году строения Густыни изучал историк Николай Макаренко (1877†1938, репрессированный за протест против уничтожения Киево-Златоверхого собора), его сын Орест (1910) утонул в Удае и был похоронен в склепе Репниных. 

   Архитектурный комплекс монастыря состоит из пяти православных храмов: Троицкий собор (восстановлен в 1997 г.), храм Петра и Павла (восстановлен в 2000 г.), во имя Воскресения Христова - бывшая Успенская трапезная (XVIII в., восстановлена в 1994 г.), Николаевская (восстановлена в 1999 г.) и Варваринская домовая при настоятельных кельях (XVII в.) церкви.

   Монастырь процветал до 1917 года. 14 августа 1920 года «руководителем» монастыря стал Прилуцкий отдел народного образования, который устроил здесь детскую колонию, просуществовавшую до начала 1941 года. Монастырь потерял все права на землю, инвентарь, имущество, урожай, продукты питания. Монахам выдавали лишь скудный паёк. В марте 1924 года монастырь был закрыт, на этот раз надолго. Иконы и резной иконостас XVII века были изрублены на дрова. В 1930-х гг. было принято решение о полном разрушении Густынского монастыря, но прихожане смогли отстоять монастырь. В 1943 года, при немецкой оккупации, было разрешено поселиться здесь монашкам из закрытого советскими властями Ладанского Покровского монастыря, монастырь вновь возродился как женский. Его возглавила игумения Евстолия. Монастырь разместился в двухэтажном Варваринском корпусе. Богослужение совершалось в Воскресенской церкви. В 1940-х гг. на территории монастыря был размещён психоневрологический диспансер. Самих же монахинь в 1959 году, 12 июля, на праздник Петра и Павла, после очередного закрытия Густынской обители, выставили за ворота. В послевоенное время в монастыре жили инвалиды и пожилые люди. Иконы частично были перевезены в Прилуцкий Сретенский собор, а остальные вывез в церковь села Ряшки священник. Позже эта церковь сгорела вместе с иконами. Монастырь до 1993 года был интернатом для престарелых. В 1993 году монахини вернулись, монастырь опять стал действующим и с февраля 1994 года начинается ещё одно возрождение монастыря. Поднялись из руин и действуют Свято-Троицкий собор, Воскресенская, Петропавловская, Николаевская церкви, обновлены хозяйственные помещения, кельи и т.д. Хозяйство монастыря предполагает полное удовлетворение своих потребностей. В нём есть пасека, трапезная, пекарня, гостиница для паломников, транспортный цех, сад. За оградой монастыря оборудованы скотный двор и птичник. Есть свои теплицы. Администрация города Прилуки выделила земельные угодья под огородные культуры и сенокос. Все ведущие направления деятельности распределены по послушаниям, за которые отвечают благословенные на это сёстры. Послушания разные: крылос, келарня, просфорня, церковницы, огородницы, швеи, трапезницы, птичницы, коровницы и т.д. В обители около сорока сестёр. При обители действует детская воскресная школа, а игуменья направляет музыкально одарённых насельниц в Черниговское Духовное училище.

   При обители имеется церковная лавка, в которой также функционирует монастырская аптека.

   У монастырской стены устроены паломническая гостиница,

целебный источник

и удобные места для отдыха.

   В 1845 году Густынский монастырь посетил, являясь членом археологической комиссии, Т. Г. Шевченко. Он сделал три акварели с видами монастыря (см. выше), преследуя цель отобразить в своих рисунках архитектурные и исторические памятники монастыря. Работал в Густыне Тарас Григорьевич целый день. Было это 28 июня 1845 года. К вечеру поэт из Густыни взял путь на Прилуки через Боршну. На окраине села Валки посетил шинок Омельки Самойленка, долго отдыхал подле Боршнянской мельницы.

   На заднем дворе монастыря протекает речка Удай, которая в сочетании с поваленными деревьями и камышом дарит посетителям невероятно удивительные пейзажи природы. Такие места трудно забыть и не запомнить. Кажется, что сама природа общается с Богом.

   В этом месте каждый чувствует себя комфортно: тишина, духовное равновесие и невероятная красота дарит незабываемое время на территории святыни.