Бездомные — одна из глобальных проблем человечества. По меньшей мере 150 миллионов человек не имеют крыши над головой — это около двух процентов всего мирового населения. Снижение числа бездомных — задача, которую перед собой регулярно ставят власти практически каждого государства и регулярно ее проваливают. За последние несколько лет количество бездомных выросло на 169 процентов в Великобритании, на 150 процентов в Германии и на 145 процентов в Ирландии. Единственная страна Европы, где на протяжении последних лет их число стабильно сокращается, — Финляндия. Фактически проблема бездомности в стране близка к полному решению. 

Замахнулись на рекорд

Финское правительство стремилось искоренить бездомность в стране на протяжении последних 30 лет. В 1987 году в Финляндии насчитывалось более 18 тысяч бездомных. Последние данные за 2017 год говорят, что их осталось 6,6 тысячи. Таким образом, за последнее десятилетие число бездомных в стране сократилось примерно на 40 процентов. При этом очень немногим из них в самом деле негде жить. Большая часть официально бездомных живет у друзей, родственников или во временном жилье. Лишь единицы вынуждены спать на улице.

Секрет финского успеха — заработавшая с 2008 года национальная программа Housing First (в переводе с английского «Сначала — жилье»). Ее суть заключается в том, что любой бездомный может получить от государства недорогую жилплощадь. Власти Финляндии стараются предоставить жилье всем нуждающимся в кратчайшие сроки, не предъявляя при этом им никаких предварительных требований и не выдвигая никаких условий. После того как бездомные обеспечены жильем, им помогают пройти обучение и найти работу. Философия Housing First строится на том, что собственное жилище — не привилегия, а одно из базовых прав человека.

Принципы этой программы разработал нью-йоркский психолог Сэм Цембезис в начале 1990-х годов. Изначально она была направлена на помощь бездомным с ментальными расстройствами, которые периодически попадали в психиатрические больницы, а закончив лечение, вновь оказывались на улице, и с каждым годом их становилось только больше. По подсчетам нью-йоркских властей, в 2000 году один бездомный с психическим расстройством обходился бюджету примерно в 40 тысяч долларов.

Пошли на риск

Предшествующая идеям Цембезиса система предоставления услуг для бездомных не давала особых результатов. Ее принцип сводился к тому, что человек, оказавшийся на улице, должен «заслужить» материальные блага от государства путем отказа от маргинального образа жизни, преодоления алкогольной и наркотической зависимости. А высшей наградой в этой системе является как раз-таки получение бездомным собственного жилья. Однако постепенно пришло понимание, что человеку, живущему на улице, крайне сложно отказаться от всех атрибутов естественного для этой среды образа жизни.

были потрачены на аренду квартир для нескольких десятков бездомных, а также на услуги социальных служб, которые помогали им с профориентацией и отказом от зависимостей. Результат эксперимента, который закончился в 1997 году, превзошел ожидания: 85 процентов его участников смогли полностью отказаться от жизни на улице и успешно ресоциализироваться. Для сравнения — наилучший аналогичный результат среди всех предыдущих программ был равен лишь 60 процентам.

Квартирный вопрос

После успешного американского эксперимента на Housing First обратили внимание и в Европе. Сейчас принципы этой программы применяются во многих странах, однако только в Финляндии она стала главным направлением государственной политики в вопросе о бездомных. Так, с 2008 года в Финляндии реализуется государственная программа помощи бездомным PAAVO-1. Ее девизом стала фраза, которую с финского можно перевести примерно так: «Пусть табличка с вашим именем висит на двери».

отметил Хаакинен. Существовала точка зрения, согласно которой бездомному нужно было пройти целую цепочку изменений, чтобы в финале, наконец, получить жилье и вновь стать полноценным членом общества.

Освободившиеся в результате закрытия приютов помещения были перестроены под комплекс небольших квартир для бездомных. Вскоре финские власти начали строить под эти нужды и новые жилые комплексы — за 10 лет было создано около 3,5 тысячи новых домов. В основном в Хельсинки — ведь именно в столице сосредоточено до 50 процентов бездомных. Кроме того, столица имеет огромный фонд недвижимости, а также собственную строительную компанию и возможность без лишних издержек строить недорогое социальное жилье.

Один из таких комплексов, построенных для бездомных, называется «Вейнола», он находится в Эспоо, одном из самых динамично развивающихся городов Финляндии. По словам Пилви Коула, директора жилого комплекса, здесь все готово для жизни: полностью оборудованная кухня, довольно большая ванная комната, приспособленная в том числе и для людей с инвалидностью, спальня и балкон. Есть даже подогрев пола. Все квартиры примерно одной площади, около 35 квадратных метров. Обычно такая квартира стоит 480 евро. Но если бездомный получает пособие по безработице, то он заплатит лишь около 100 евро.

Финский социализм

Когда бездомный получает социальное жилье, на него оформляется договор ренты. Платить по нему человек может сам (если имеет заработок), либо претендовать на компенсацию от государства. Согласно логике программы, квартира сначала полностью арендуется за счет государства или благотворительных организаций, а затем, когда человек найдет работу или получит пособие, арендная плата субсидируется частично. В самых тяжелых ситуациях Housing First декларирует готовность платить за жилье до тех пор, пока это возможно, чтобы человек вновь не оказался на улице.

«Мы решили сделать получение жилья безусловным, чтобы сказать человеку: смотри, тебе не нужно решать свои проблемы, прежде чем получить дом. Вместо этого дом должен быть надежной основой, которая облегчит решение твоих проблем», — подчеркивает глава Y-foundation. Опыт показывает, что через несколько лет человек полностью реабилитируется и возвращается к обычной жизни: находит работу, способен снять себе новую квартиру и уходит из программы. В среднем это происходит за два года, самый долгий период восстановления — семь лет.

На пути к возвращению к нормальной жизни вчерашним бездомным также помогают социальные работники и психологи. Хотя волонтеры всячески поощряют экс-бездомного избавляться от зависимостей и мягко подталкивают его к поиску работы или получению образования, важное условие заключается в том, что они не должны давить на своих подопечных и всегда уважать их собственный выбор. Специалисты должны предоставлять только те услуги, о которых бывший бездомный попросит сам. Такое отношение позволяет ему почувствовать себя нормальным членом общества и ускоряет ресоциализацию.

Скрытая экономия

За прошедшие 10 лет Финляндия потратила 250 миллионов евро на строительство новых домов и наем нескольких сотен социальных работников. Однако несмотря на внушительные затраты, политика все равно оказывается выгодной. «Бездомный человек часто обращается за медицинской помощью, которая очень дорогая, за неотложной помощью, у него бывают дела с полицией и так далее, — говорит Юха Хаакинен. — Мы взяли всего один случай и подсчитали: оказалось, что государство, предоставив жилье одному человеку, сэкономило 15 тысяч евро».

Интересно, что источником финансирования проектов по борьбе с бездомностью стал игорный бизнес, на который в Финляндии действует государственная монополия. Все лотереи и вообще все азартные игры контролирует компания Veikkaus, которая принадлежит государству. Весь полученный доход идет исключительно на благотворительные цели: помощь нуждающимся и тяжелобольным, благотворительные акции и т.д. Часть средств идет на развитие спорта, медицины и здравоохранения, а также на поддержку искусства, социальных программ, на науку и на работу с молодежью.

После финского успеха на Housing First обратили внимание и другие страны Европы. В 2014-2017 годах пилотные проекты были запущены в городах Нидерландов, Великобритании, Ирландии, Франции, Испании, Португалии, Бельгии, Франции и Австрии. Во всех этих странах инновация показывает свою эффективность — от 84 до 93 процентов бездомных отказываются от жизни на улице и успешно ресоциализируются. Правда, пока правительства упомянутых стран не спешат перенимать финский опыт на уровне государственной политики, даже несмотря на очевидно положительную динамику.

Источник