Две недели назад я публиковал фоторепортаж о том, как  живёт Приднестровье. Сегодня речь пойдёт о Южной Осетии. Эти две разные «недореспублики» объединяет одно обстоятельство: там и там – «полная ж... (догадались, что?))) Русский человек - Александр Беленький, поехал к своей бабушке осетинке (у русских людей обязательно в предках есть кто-то нерусский) в Южную Осетию и по дороге фотографировал ТО, ЧТО ВИДЕЛ!
А увидел он там через 10 лет после войны, полную **** (уже догадались?)).

Рассмотреть его снимки и эту полную ж***, Я и предлагаю вашему вниманию.
Сначала, несколько фактов:

- Независимость Южной Осетии признали лишь пять стран мира (Россия, Никарагуа, Науру, Вануату и Тувалу)) но де-факто это - непонятно что).
- За время военного конфликта с улиц исчезли грузинские надписи и продукты. Практически ВСЁ привозят из России, вплоть до туалетной бумаги.    Собственных производств в республике нет.

- После войны 2008 года утекло много воды, и кажется, стало безопасно. 

Итак, что я видел своими глазами:
1 Цхинвал. Вокзальная площадь. Раньше здесь стоял памятник Ленину, сейчас вместо него - флаг Осетии.

2 Памятники о недавней войне. Самый известный из них - башня танка. 

3 Цхинвальский рынок совсем маленький, но уютный. Здесь только местные продукты, нет ничего заводского, всё домашнее.

 4. Во всём городе я не нашёл ни одного супермаркета или его подобия. Возможно, плохо искал, но всё что видел, выглядело так:

Обычные мини-маркеты, но рано утром поесть негде: магазины ещё закрыты, кафе не работают, так я и оказался на рынке, где купил солёный сыр, горячий лаваш, а чурчхелу мне вообще подарили.

5. В столице работают две гостиницы, один мини-отель, есть пара санаториев, в одном из которых теперь обитают беженцы. Тем, кто приезжает в Цхинвал, приходится выбирать между плохим и очень плохим отелем.   Вот, историческая гостиница “Иристон”, построенная в 37 году.

Я решил зайти и посмотреть интерьеры. Они здесь сохранились с тех самых пор.

6. Из трёх этажей в отеле работает только одно крыло на втором. Гостей готовы прянть всего несколько номеров, но заранее можно не бронировать, места будут.

7. Стандартный номер стоит 270 рублей в сутки с человека. Да, вы всё правильно прочли, двести семьдесят рублей. Есть ещё полу-люкс за 500 рублей с человека и люкс за 1500. В последнем даже прилично. Но что значит “с человека”? Что к вам могут подселить кого-нибудь. Чтобы этого избежать, можно договориться, но цену мне не назвали. Ах да, туалеты в номерах не предусмотрены, в 37 году считалось, что индивидуальные уборные развращают трудовой народ.

8. Другую половину второго этажа, говорят, выкупил бизнесмен, и что там теперь происходит - неизвестно. На третьем же живут беженцы, которым некуда больше пойти, квартир от государства они так и не получили.
 Вот, женщина живёт вместе с взрослой дочерью в бывшем гостиничном номере.

10. За красивой картинкой центральной улицы скрывается реальность, и стоит сделать несколько шагов в сторону, как хороший асфальт сменяется плохой грунтовкой, повсюду валяются брошенные машины. Трупы автомобилей - очень типично для Южной Осетии. Они просто валяются посреди улиц и дворов, их даже не вывозят на свалку

.11. Самый южный микрорайон города, Гудзабар. Он прилегает к Грузии, и граница - прямо за моей спиной.

12. Одна из типовых девятиэтажек. Идём в подъезд. Люди “колхозят”, как могут. На коммунальные службы надежды нет. Работающий лифт - счастье, я только в одном доме, где был, такой встретил. Другие выключены так давно, что проходы завалены строительным мусором. Выбитые во время войны окна, похоже, ремонтировали тоже самостоятельно. Смекалистые местные жители переделали площадку с мусоропроводом под личные склады.

На крышах жители дома разместили большие баки, куда собирают воду. Её дают по часам, случаются перебои, поэтому лучше запасаться заранее. Думаю, в подвале такая же картина, и как раз туда и вела “колхозная” труба в подъезде.

13. Район стоял на передовой, и в домах до сих пор видны огромные дыры от артиллерийских снарядов и дырочки поменьше, от автоматных очередей.

14. Эти дома тоже были девятиэтажками. Верхние этажи пострадали сильнее, решили их снести.

.Пару лет назад в новостях рапортовали, что восстановительные работы в Цхинвале ЗАВЕРШЕНЫ!?.

15. Новый микрорайон Московский, построенный после войны. Деньги были выделены Москвой на восстановление, потому его так и назвали. А в честь тогдашнего мэра Лужкова назвали одну из улиц.

Что такое инфраструктура, асфальт и детские площадки во дворах здесь пока не слышали. Какие площадки, когда дома, построенные меньше 10 лет назад, уже разваливаются
16. Посёлок с одинаковыми домиками чем-то похож на жильё для беженцев Только дома здесь в два этажа и выглядят побогаче. Улицы района названы в честь Медведева, бывшего президентом во время войны в Осетии, а Путина удостоили не только улицей, но и несколькими переулками.

 Состояние жилья и здесь удручает. Ведь мало построить, нужно ещё и следить. Пишут, что бюджет Южной Осетии вообще на 90% состоит из дотаций, а жители подтверждают, даже мелких производств здесь практически нет. При этом, деньги на восстановление Россия выделила не один раз, а делает это каждый год. В прошлом - 8 миллиардов рублей. На что тогда идут эти дотации?
17. За городом следов войны даже больше. 

Вдоль дорог лежат полностью вымершие сёла. В них жили грузины, и в момент обострений конфликта здесь происходили жуткие вещи, как с одной, так и с другой стороны.

18. Заброшены школы, больницы, заводы…

19. Но районные администрации и другие ведомства всегда в идеальном состоянии, со свежим ремонтом и дорогими машинами перед фасадом. Интересно, он тоже куплен из средств на восстановление?

20.Однако, поеду ка я к бабушке, в Ленингор. Завидев Ленингор вдалеке, я остановился, чтобы сделать фотографию. И увидел, что дома-то пустые! Должен вам сказать, что почти всю дорогу меня не покидало ощущение, что пустует почти вся Осетия. Бывают города-призраки, а есть страна-призрак. Официальное население 53 тысячи человек, хотя говорят, что меньше. Примерно половина живёт в Цхинвале. Остальные - по районам и сёлам. Раньше население было в два раза больше. Когда я ехал назад, уже стемнело, и на трассе до самого Цхинвала мне не попалось ни одной машины: ни встречных, ни попутных. Первые следы жизни были уже на въезде в город.

21. Вот и Ленингор, его главная улица. Асфальт заканчивается вместе с трассой, в посёлке нет ни одной дороги с покрытием

21.Боевых действий здесь не было, но такое ощущение, что война закончилась позавчера. Отремонтированных или новых зданий здесь ровно три: администрация, пожарная часть на въезде и вот этот дом, в котором не знаю, что находится.

22 Только в этой части Южной Осетии можно встретить грузинские номера, причём их будет большинство. В районе подавляющее большинство жителей - этнические грузины. Несмотря на то, что граница полностью закрыта, грузины Южной Осетии имеют специальные пропуска, по которым свободно передвигаются.

23. Грузинское влияние заметно во всём.

24. В магазинах можно купить Боржоми и знаменитые лимонады. Колбаса с дошираком, вобла рядом с детскими игрушками, товарное соседство поражает! А у каждого продавца есть долговая книга, куда записывают “кредиты” покупателей. Подобная ситуация по всей республике. У людей просто нет денег, чтобы купить еду, и им отпускают в рассрочку.

25. Сталина здесь уважают. И даже говорят, что он был не грузин, а осетин. И добавляют, каким бы он не был, при диктаторе жилось лучше, а нынешняя власть только ворует.

26. Поселок разделён напополам, и граница проходит прямо по главной улице. Никаких обозначений нет, Грузия не признаёт независимости Осетии, но местные знают, по этой дороге ехать нельзя.

27 Грустно видеть Южную Осетию в таком состоянии. Война уже как 10 лет закончилась.. За это время можно было сделать намного больше. Тем более, что деньги на это отсыпают щедро.

ПОЧЕМУ ТАК???