Караван из тысяч мигрантов вплотную подошел к границам США. Они хотят прорваться в Соединенные Штаты, невзирая на сопротивление пограничников и армии. 

13 ноября в пограничный с США мексиканский город Тихуана пришли 356 мигрантов из Центральной Америки, еще через сутки к ним присоединилась группа численностью около 200 человек. Всего же до конца этой недели в Тихуану прибыло примерно 2 тысячи беженцев.

Все эти люди — участники пятитысячного каравана, стартовавшего 13 октября в гондурасском городе Сан-Педро, находящемся в 4350 километрах от границы США. Участники каравана (в основном жители Гонудураса, Сан-Сальвадора и Гватемалы) утверждают, что намерены просить политического убежища в США, спасаясь от нищеты и произвола мафии в своих странах.

С нами Бог!

Они воспользовались прекрасным ноу-хау — прорываться в США организованными группами (их прозвали «крестными ходами»), этот способ защитники прав мигрантов изобрели несколько лет назад. Идея оказалась достаточно эффективной: с организованной большой группой мексиканские пограничники и полицейские предпочитают не связываться, на караваны боятся нападать бандиты, «крестные ходы» привлекают сочувственное внимание прессы. Отметим, что это уже второй караван мигрантов в этом году; первый достиг Тихуаны в апреле.

Реакция Дональда Трампа на «караванщиков» была более чем нервной. Он заявил, что американские военные готовы встретить преступников и «плохих парней», которые направляются в страну вместе с мигрантами. После прибытия первой группы 13 ноября американские пограничники закрыли четыре автомобильные полосы в пограничных пунктах Сан-Диего и занялись укреплением пограничного забора.

Хуан Гарсия, односельчанин Марио.

Забавно, что все мигранты говорили мне, что уехать в США их вынудила нищета. Никто не сетовал на политические преследования, и лишь один мой собеседник пожаловался на мафию. Как мне сказал таксист-мотоциклист Габриэль, мафия установила такой большой «налог», что «работать просто не имеет смысла, не окупается даже бензин».

Мне удалось встретиться с участником каравана нетрадиционной сексуальной ориентации. «В Центральной Америке общество очень религиозное и консервативное. На геев и лесбиянок смотрят как на прокаженных. От нас отказываются даже родители! Вот самый свежий пример, люди из каравана стали оскорблять нас, узнав , что мы геи, и мы были вынуждены добираться до Тихуаны отдельно», — рассказывает Мигель из Гватемалы.

По американским законам, если мигрант на границе представил достаточно весомые доказательства своего преследования в стране, то до окончательного решения о предоставлении ему политического убежища он направляется в центр временного содержания. Вероятность, что через некоторое время такой беженец получит политическое убежище, очень велика.

Убежище с комфортом

«Дело в том, что критерии предоставления политического убежища в США довольно широки, — говорит мне специализирующийся на помощи русскоязычным мигрантам адвокат из Сан Диего Елена, бывшая москвичка, попросившая не называть ее фамилию. Как утверждала моя собеседница, политическое убежище дают не только диссидентам, но и секс-меньшинствам и даже женщинам в странах «мужского шовинизма».

«Иногда доходит и до курьезов. Так, например, один раз мне удалось доказать миграционным чиновникам, что мой клиент не может жить в условиях российской коррупции!» — хвастается она. «Обо всех этих уловках знают и латиноамериканцы, поэтому, конечно же, Дональд Трамп прав, когда утверждает, что многие из беженцев стремятся в США только для того, чтобы улучшить свое материальное благосостояние», — говорит мне Елена.

Сегодня американский президент пытается ужесточить критерии предоставления политического убежища. Например, не давать его женщинам, подвергавшимся жестокому обращению в семье. Дональд Трамп также намерен, экономя деньги американских налогоплательщиков, сделать содержание в центре менее комфортным (например, перевести беженцев в палатки). Стоит ли удивляться, что оппоненты лидера США обвиняют его в излишней жестокости.Возможно, они и правы. Но возникает резонный вопрос: почему центральноамериканские беженцы должны получать политическое убежище именно в США, а не в менее развитых странах? Так, например, приютить мигрантов готовы власти той же Мексики, но беженцы (просто удивительно!) продолжают рваться в США.«Койоты» — люди уважаемыеКак сообщает пресс-служба американских пограничников, некоторые участники каравана уже пытались нелегально прорваться в США и были задержаны. Очевидно, что эти попытки будут повторяться.
В Тихуане у меня создалось впечатление, что едва ли не половина местных жителей побывала в США нелегально. Для местных это настолько обычное явление, что в «нелегальном статусе» подозревали даже корреспондента «Ленты.ру». Вот какие у меня были диалоги.— А сами-то как в США пробрались?— Я скучно попал: на самолете и с визой.— Зато спокойней. Все-таки немного нервничаем, когда через колючку пробираемся.Сегодня одна из наиболее престижных профессий в мексиканском приграничье — «койот». Так здесь называют проводников, проводящих нелегалов через границу.До 11 сентября 2001 года мексиканская граница США почти не охранялась, и тысячи нелегалов ежедневно в поисках лучшей доли почти беспрепятственно попадали в Америку. После теракта Вашингтон резко усилил охрану южного рубежа. В результате этих мер поток нелегалов из Мексики уменьшился в четыре раза, но полностью перекрыть границу не удалось.Когда едешь на машине вдоль границы, то иногда наблюдаешь задержание нелегалов. 
Выглядит все довольно идиллически : нарушители сидят у пограничной машины и жадно пьют воду, пока пограничники оформляют их задержание.Кстати, бдительность американских пограничников мне удалось ощутить и на своей шкуре. Как-то я бродил по горам без паспорта в пограничной зоне и был задержан. Мне пришлось час просидеть в камере на заставе. В «обезьяннике» стоял ничем не огороженный унитаз, и за отправлением естественных надобностей задержанных внимательно наблюдали пограничники. Это маленькое неудобство компенсировалось плакатом на английском и испанском: «Если вы недовольны обращением с вами, попросите у дежурного офицера бумагу и напишите жалобу». 
На прощание пограничники взяли у меня отпечатки пальцев и объяснили, что иностранец обязан всегда иметь при себе паспорт в пограничной зоне.Несмотря на то что сегодня пограничники задерживают около 80 процентов нарушителей, люди продолжают рисковать. Просто «койоты» увеличили плату с тысячи долларов до пяти. При этом в эту сумму включены три попытки пересечь границу: то есть, если тебя поймали, то в следующий раз «койот» возьмет тебя бесплатно.
На любой вкус— Мистер желает девочку?— Нет.— Мальчика?— Нет.— А-а-а... наркотиков, значит, хотите!Именно такой диалог происходит у меня практически каждый раз, как я оказываюсь в Тихуане. Здесь орудует несколько наркокартелей, а американские газеты чуть ли не ежедневно сообщают о том, что пограничникам удалось обнаружить очередной подземный ход под границей для переправки наркотиков и нелегалов.
Одна из причин высокого уровня преступности в Тихуане — то, что в городе оседают мигранты, которым не удалось правдами или неправдами пробраться в вожделенные Штаты. Денег на обратный путь у них нет, и для многих торговля наркотиками и проституция остается единственной возможностью прокормиться.Властям Тихуаны не привыкать к кризисным ситуациям, связанным с наплывом мигрантов. В 2016-2017 годах в Тихуану, в надежде прорваться в США, ринулись гаитяне, однако почти всем им американцы отказали в политическом убежище. В пик кризиса в городе находилось до 4000 гаитян. Сейчас их осталось около тысячи.Жители города уже привыкли к необычным чернокожим «новоселам». 
Многие гаитяне нашли работу и даже женились на мексиканках. Кстати, с местными у них отношения почти идиллические, чего не скажешь о представителях некоторых центральноамериканских стран. Например, многие тихуанцы почему-то убеждены, что все сальвадорцы — бандиты.Увы, Тихуана не резиновая, и нынешний кризис может оказаться страшнее предыдущего. «Мы чувствуем, что может возникнуть даже худшая ситуация, чем та, с которой нам приходилось сталкиваться раньше», — считает директор миграционной службы Тихуаны Цезарь Паленсиа.

Игорь Ротарь