Всего в часе езды от Харькова, в посёлке Шаровка Богодуховского района на берегу реки Мерчик, есть настоящий замок, который, хоть уже и обветшал, но всё равно манит туристов небывалой красотой и легендами. Дворец Кёнига в Шаровке, известный как "Шаровский замок", - один из великолепнейших дворцово-парковых комплексов Слобожанщины, памятник культуры национального значения.

   Шаровский дворец имеет богатую историю. В начале земля была собственностью полкового есаула Ахтырского полка Матвея Осиповича Шарая. Он купил её за 4 рубля в 1670 году. В 1700 году на этом месте уже появился хутор на 112 дворов, церковь и несколько мастерских. Обустройство сада и строительство дворца в 1836 году начала семья Ольховских – первые официальные владельцы имения. В 1836 году помещик Павел Ольховский пожелал возвести замок с башнями в готическом стиле, который бы послужил ему домом и надёжной крепостью. Также в этом году заложили первую приусадебную церковь, которая не сохранилась до наших дней. Ольховский был владельцем усадьбы долгие годы, пока не проиграл свой чарующей красоты дом в карты. Тогда имение перешло в руки Христиана Гебенштрейна, который славился своей любовью к растениям и привёз в Шаровку множество диковинок. А в конце XIX века хозяином усадьбы стал немецкий сахарный магнат Леопольд Кёниг.

   Вместе с покупкой Шаровского дворца богатый предприниматель Леопольд Кёниг скупил почти все земли вокруг. Душа богача желала полного покоя и он не хотел, чтобы вид из его поместья портили жалкие лачуги, и переселил селян вглубь тогдашней Российской империи - в Уфимскую губернию. Но суровый климат Башкирии заставил крестьян вернуться на родину. На месте своих домов они нашли пепелище - всё велел сжечь Кёниг. Поэтому людям пришлось строить новые дома подальше от замка. Так в Харьковской области и образовались два посёлка с одинаковым названием – Шаровка. Быть может, опасаясь возмездия обманутых жителей, Кёниг построил на въезде в усадьбу ворота с крепостными зубцами и сторожевой башней

и целый дом для охраны со стрельчатыми окнами. Даже сейчас складывается впечатление, что замок был готов к отражению атаки.

   Леопольд Кёниг был чрезвычайно богат, поэтому при нём замок существенно изменился. Сахарный магнат Кёниг подарил Шаровскому дворцу вторую жизнь, привнеся новомодные элементы в архитектуру здания. В итоге замок обрёл неистовый готический окрас, а с ним и загадочность. Усадьба действительно поражает архитектурным размахом и живописностью. К примеру, в начале прошлого века "Белый лебедь" обзавёлся двумя пристройками-крыльями,

   Для обустройства усадьбы сахарный король Слобожанщины пригласил специалистов из Германии – архитектора Якоби и инженера Штольца. Окончательный свой вид как внешне, так и внутренне, усадьба приобрела к 1912 году. Хотя уже в советские 1920-1924 годы к восточному фасаду была пристроена двухэтажная остеклённая веранда,

а на втором этаже появились две восьмигранные средневековые башенки со стрельчатыми окнами и шпилями, придавая зданию величие дворца.

   Изысканное фамильное поместье оформлено в неоготическом стиле, основным его украшением служит замок-дворец. Он имеет два этажа, парадный подъезд украшен двумя изящными восьмигранными башнями, каждая со стрельчатым окном, зубцами и шпилем, которые высятся над вторым этажом. Вход оформлен двумя квадратными колоннами, поддерживающими узкий балкон. Всё здание опоясывает междуэтажный карниз сложного профиля.

   Центральная часть сооружения предполагала существование большого зала для различных приёмов и торжеств. Дворец насчитывает 26 комнат и три зала, убранство которых поражало своей роскошью: мраморные камины, лепнина, росписи, изящная резьба по темному дубу, драгоценный паркет. Здесь устраивались балы и играли спектакли. Дворец принимал именитых гостей. По тогдашним меркам это был королевский размах.

   До наших дней также сохранился кабинет Кёнига с мебелью и библиотекой.

   Очень красивые лестницы - деревянная, ведущая на второй этаж,

и ажурная винтовая.

   Особенно во дворце поражают хорошо сохранившиеся камины.

   Шаровский дворец - единственная часть комплекса, которая реставрировалась за последние годы.

   Со второго этажа дворца открывается великолепный вид на парк, куда мы направляемся после осмотра дворца.

   От парадного входа в сад к фонтану и бассейну ведёт большая лестница с тремя террасами. Газоны с фонтаном и цветниками, обрамленные бордюрами, холмы, прорезанные горизонтальными террасами, широкие лестничные сходы к пруду - всё это нас переносит в другие времена и миры.

   При Кёниге преобразился не только дворец, но и парк. Появились белокаменные террасы, каскад искусственных прудов, а от парадного крыльца к ажурному каменному мостику спускались лестницы. По обе стороны от моста некогда располагались фонтаны, вода в которые подавалась из собственной артезианской скважины с кристальной питьевой водой, пробовать которую было позволено только помещику. Лестницы и стены террас были украшены статуэтками, декоративными вазами, фонарями, а также овиты розами и диким виноградом. На террасах также располагались цветники, а в прудах плавали лебеди. Всю эту красоту создал ландшафтный архитектор Георг Куфальдт, которого Кёниг пригласил из Риги. Террасы и пруды, хоть и не в первоначальном виде, но сохранились до наших дней. К слову, одна из возвышенностей возле дворца называется Сахарной горкой. По легенде, чтобы угодить жене, которая хотела летом покататься на санках, магнат велел посыпать гору сахаром в тёплое время года и катался с неё, словно она покрыта снегом!

   Также здесь есть искусственный пруд, через который ведёт мостик на "Сахарную горку". По обе стороны от моста отрывается живописный вид на некогда барские владения.

   Спустившись с лестницы, поворачиваем налево, где увидели полуразрушенную беседку, на колоннах которой, впрочем, хорошо сохранились химеры.

   На пологом солнечном склоне нижней террасы расположилось садовое хозяйство с оборудованной оранжереей, домом садовника, огородом и садом. До наших дней также сохранились конюшни, фазанарий и несколько хозяйственных пристроек.

   С Шаровкой и её последними владельцами связана одна романтическая легенда. После смерти Кёнига-старшего в 1903 году, его старший сын, тоже Леопольд, стал полновластным хозяином здешних мест. Леопольд Леопольдович влюбился в местную девушку, имя которой осталось неизвестным. Он долго ухаживал за своей возлюбленной, но так и не смог дождаться ответных чувств. В итоге он всё-таки женился на даме сердца и всю последующую жизнь пытался добиться её расположения, потакая всем её прихотям. Зная любовь девушки к цветам, он построил рядом с дворцом теплицы с экзотическими растениями, с автоматическим поливом, лабораторией и зонированным микроклиматом (вплоть до тропического). Благодаря этому даже зимой каждое утро прислуга расставляла по всему замку свежие цветы с росой на лепестках. Зимой в Шаровке росли цветы, а летом катались на санях... по сахару. Но, несмотря на все старания, барон так и не смог влюбить в себя супругу. Зато теплицы свою пользу приносили ещё много лет: даже десятки лет спустя, когда Шаровский дворец превратили в санаторий, в теплицах выращивали овощи, которыми можно было прокормить всё учреждение. А зимой, говорят, здесь даже плодоносили яблони.

   На территории Шаровской усадьбы также простирается ландшафтный парк с необыкновенной липовой аллеей. Композицию парка Кёнига создал ландшафтный архитектор Георг Куфальдт. Под его руководством было высажено около 150 видов экзотических для этой местности растений. Площадь парка составляет около 39,3 га.

   Изюминкой является то, что липы подстригают специально так, чтобы они росли только вверх, словно тянутся к солнцу. Гуляя вдоль парка, увидели многовековые дубы с широкими ветвями и могучими кронами. Некогда на окрестных лужайках собирались друзья Кёнига для чтения и разнообразных игр. Парк на склоне двухкилометровой балки заложил ещё в 1836 году "отец" Шаровского дворца - помещик Павел Ольховский. Позже, когда усадьба перешла к братьям Гебенштрейнам, парк обогатили множеством экзотических растений, а уже Леопольд Кёниг довёл его до совершенства, в частности, распорядившись о создании липовой аллеи после того как жена графа Кёнига заболела чахоткой. Чтобы как-то облегчить страдания супруги, он разбил на территории дворцового комплекса парк. Были высажены несколько сортов хвойных деревьев и любимые женой липы. Это удивительное место, которым можно полюбоваться и сейчас, находится в лесном массиве парка, а задумывали его для пеших прогулок или катания на карете. Особенность лесной аллеи в том, что здесь растут четыре ряда лип с вертикальными ветками.

   Есть в парке и другие естественные достопримечательности. Прежде всего, это несколько деревьев, которым, по оценкам экспертов, уже больше 500 лет, и человеку потребуется с полминуты, чтобы обойти одного из таких старожилов. К слову, когда в конце 50-х годов прошлого века составляли видовой список растений парка, в нём нашли, по меньшей мере, 51 вид растений.

   В парке не только огромные деревья – под стать им повстречавшийся нам местный большой жук-усач.

   Гуляя по парку, прикоснулись к камню, с которым связана интересная легенда. Молодая супруга Кёнига болела туберкулезом, а поскольку лекарств от этого недуга тогда не было, младший Кёниг отправил жену в Крым поправлять здоровье, где она завела любовный роман. Сам Кёниг, будучи деловым человеком, сопровождать её не мог. Во время одной из таких поездок у красавицы завязался бурный роман с офицером, закончившийся изменой. Узнав об этом, Леопольд приказал доставить в Шаровку тот самый каменный валун, где неверная предавалась любовным утехам, и установил шеститонную глыбу в саду как немой укор и напоминание о супружеской неверности. Барон ни разу не упрекнул супругу в содеянном, но каждый день прогуливался с ней возле этого камня, давая тем самым понять, что знает о её грехопадении. Впрочем, другим людям камень в любви лишь помогает и его называют «Камнем любви». Говорят, если прикоснуться к нему и загадать желание, оно обязательно сбудется.

   Поговаривают, что даже сама прогулка по территории усадьбы, именуемой "Белым лебедем", поможет влюблённым пронести свои чувства через всю жизнь.

   После того, как был готов дворец, Леопольд Кёниг распорядился, чтобы в усадьбе также построили здание для охраны с остроконечной крышей, домик садовника и его палисадники, парники и оранжереи, а в лесу – хижину лесника.

   Возвращаемся после прогулки парком к дворцу и осматриваем его с обратной стороны.

   К началу ХХ века состояние империи Кёнигов оценивалось в 21 миллион рублей. Начало конца дворца Кенига датировано 1917 годом. Сначала имение было национализировано, а в 1925 году советской властью в комплексе был создан санаторий для больных туберкулёзом. К началу XXI века Шаровский дворец находился в крайне запущенном состоянии. Некогда жемчужина архитектуры и паркового искусства стала заброшенной. Только в начале 2000-х годов началось обсуждение дальнейшей судьбы комплекса как историко-культурного памятника Слобожанщины, который имеет большой рекреационный и туристический потенциал. С конца 2008 года санаторий был выведен за пределы посёлка. Была запланирована реставрация и дезинфекция комплекса. Однако в конце 2009 года Харьковский облсовет значительно сократил ранее планируемый для реставрационных работ усадьбы бюджет и ныне основная часть строений усадьбы и парк пришли в окончательный упадок. Некогда жемчужина архитектуры и паркового искусства стала заброшенной. Частные лица боятся покупать бывший санаторий для туберкулезников, хотя неоднократные пробы показали, что туберкулезной палочки здесь нет.

   Наша прогулка по дворцово-парковому комплексу "Шаровка" подошла к завершению. При выходе продавали сувениры. Помимо традиционных магнитиков, обратила внимание на буклеты основных достопримечательностей Харьковщины. В Старом Мерчике мы уже были, в Шаровке находимся сейчас, а дальше наш путь лежит в Пархомовку и Натальевку. Так что ничего мы с вами не пропустим.