Уехать по учебной программе в незнакомую страну — это всегда авантюра, особенно если не знаешь языка. Автор публикации отправилась учиться в Эрфурт и на своем опыте убедилась, что русский в Германии не пропадет.Можно съездить куда-нибудь отдохнуть на неделю-другую, можно пожить, например, в Чехии, где похожий менталитет, но уехать учиться в Германию — это совершенно другая история, особенно когда ты оказываешься в Европе впервые. 

Для большинства русских школьников и студентов обучение за границей — это нечто настолько заоблачное, что мало кто берется строить такие грандиозные планы. И на самом деле это отчасти правильно, потому что нужно обладать действительно огромным желанием, чтобы довести дело до конца и не сойти с ума еще на этапе сбора документов.

Проблемы всплывали в самых неожиданных местах и с самого начала. Никто ничего не знает, не может помочь, и создавалось ощущение, что никто до меня еще такого не делал. В университете часто давали весьма завуалированные советы, и нужного человека для печати на документ можно было разыскивать неделями.

Записавшись на подачу документов в посольстве для учебной визы, я получила телефон для консультации, по которому отвечали только «мы заняты» или просто не брали трубку.

В бюро переводов в документах делали ошибки, в банке отказывали в выписке со счета. Апогеем стало то, что мое приглашение в немецкий университет потерялось на почте и так до меня и не дошло, поэтому в выдачу визу я почти не верила.

Евросоюза не нужен перевод на английский, а вот мне он был очень нужен, чтобы не перепутать хотя бы масло и дрожжи, что я однажды и сделала.

Я попала в первую волну студентов, которые приехали учить немецкий с азов, поэтому не одна я была в ужасе от того, что ничего не понимаю. Однако больше всего мы удивились, когда нам стали преподавать основы немецкого на немецком — мы просто почти ничего не соображали. Но способ оказался весьма действенный: это все равно что кинуть человека в озеро, чтобы он научился плавать.

В первое время я чувствовала себя беспомощным ребенком в те моменты, когда понимала, что если буду говорить по-английски, меня не поймут. К счастью, в Германии на английском говорит хотя бы немного каждый второй человек, поэтому безвыходных ситуаций не возникало. Тем более, что спустя недели две я уже могла простыми словами объяснить, например, в магазине, что я пытаюсь найти.

Я всегда не очень любила английский, нокогда с тобой начинают говорить по-немецки, ты просто молишься, чтобы кто-то поговорил с тобой по-английски.

Новый язык я начала осваивать удивительно быстро. Правда, мозг в такой ситуации начинает немного сбоить. Один язык наслаивается на другой, и вот забываются какие-то русские слова, зато всплывают новые, немецкие. Через три недели мы сдавали тест, и мне не хватило лишь одного балла до того, чтобы изучать язык уже на уровне В1. Сейчас я посещаю все курсы на немецком языке и даже журналистику изучаю в одной группе с местными студентами. Однако тяжело вслушиваться в неродной язык много часов подряд: по субботам и иногда пятницам у меня так называемый «черный семинар», который длится с 10 утра до 8 вечера.


Для Европы учеба по обмену — это совершенно обычное дело. Для иностранных студентов организовывают насыщенный (я бы сказала, даже чересчур) досуг. Каждому выдали по сумке с университетской эмблемой: в ней лежала канцелярия, открытки, инструкции и расписание, в котором помимо уроков немецкого почти каждый день было какое-то мероприятие на вечер. Нам проводили экскурсии по кампусу, библиотеке, городу, рассказывали его историю. На уроках мы читали тексты про близлежащие города, входящие в состав Тюрингии: каждый второй местный житель задает вопрос: «А какие соседние города ты уже посетила?».

Это все равно что кто-то приедет учиться в Москву, а ему скажут: «Обязательно побывай в Выхино, Мытищах, но сначала съезди в Балашиху».

Каждый третий четверг месяца иностранные студенты и работники международного отдела собираются в кафе и пьют пиво, куда сразу же пригласили и нас. Для первой волны студентов было не очень много развлекательных мероприятий, но через три недели, когда прибыли остальные, началось самое интересное. Первым сюрпризом была вечеринка в подвале кирхи. То есть самая настоящая вечеринка со всеми ее атрибутами в подвале самой настоящей готической церкви.

Ирина Власова/«Газета.Ru»

Через день нам устроили барбекю: прямо на территории университета есть специальная площадка для гриля, которую можно в любой день бесплатно зарезервировать, например, под свой день рождения. За некоторые мероприятия отвечали старшекурсники, работающие международном отделе: сами закупали алкоголь и еду, сами жарили сосиски и сами их продавали. Цены были весьма демократичные, но мы все равно потом все собрали и доели вместе в общежитии, потому что я уже успела со всеми подружиться. На следующий день был боулинг, на который у меня уже не хватало сил, потому что в пятницу планировался паб-кроулинг — мы ходили местным по пабам. И да, это было организованное мероприятие от университета, на которое нужно было предварительно записаться.

Сейчас, когда все освоились и перезнакомились, нам редко что-то организовывают. Но иногда появляются туристические предложения, например, недорогой тур в Вену или Мюнхен или более активные предприятия, такие как хайкинг, рафтинг или поход в канатный парк.

Одно из любимых мероприятий всех студентов — это интернациональное кафе, которое проходит почти каждый вторник. Студенты из какой-либо страны объединяются и рассказывают о своей родине: делают презентацию и готовят национальную еду. Чуть позже сюда приехали насколько ребят из России, и мы решили тоже поучаствовать вместе. Купили в русском супермаркете пельменей, шпрот, бородинского хлеба и нашли даже неплохую красную икру. Сделали оливье, засыпали в миску сушек и пряников, поставили рядом сгущенку. Чаще всего у меня спрашивали, что такое пряники, где купить сгущенку и из чего сделан квас. Сгущенка, кстати, тут много где продается, и такая, какую мы сами привыкли есть — в бело-голубой банке.

Все мои немецкие друзья умоляли принести пельмени и водку.

Специально ради нас организаторам пришлось немного расширить бюджет, потому что водка здесь стоит дорого. Все съели настолько быстро, что нам самим почти ничего не досталось, зато всем все очень понравилось. Самым удивительным было то, как с утра у моего подъезда мой друг встретил растерянного почтальона. Он не знал, куда сунуть пухлый конверт с надписью «to: РОССИА». Видимо, мы настолько понравились студенту из Венгрии, что он решил вот так отправить нам небольшой подарок.

Быть иностранкой — это прекрасно, потому что к тебе все относятся заведомо хорошо, и совершенно не имеет значения, откуда ты. Меня очень удивило, что много немцев знают немало русских слов и в целом неплохо знакомы с нашей культурой. Двое моих преподавателей по немецкому тоже хорошо знают русский и иногда могут объяснить мне что-то индивидуально.

Но новый для меня и при этом очень популярный стереотип о России — это записи глупых автомобильных аварий с видеорегистраторов. Меня часто спрашивают о том, насколько опасно водить машину в России, о свободе прессы, Путине и скандале с отравлением Скрипаля.

Много раз показывали видео медведя, нюхающего керосин из бочки, и включали русский хардбасс (разновидность электронной музыки), который им по-настоящему нравится.
Когда я говорю, что приехала из России, мне в ответ улыбаются и могут сказать несколько еле узнаваемых русских слов.

Среди моих друзей много кто хотел бы приехать в Россию, но все они жалуются на то, что получить визу очень сложно и дорого.

Я много общаюсь как с местными студентами, так и с иностранными, и никогда не видела, чтобы у кого-то вообще здесь возникали какие-либо конфликты. Мы часто обсуждаем политику и какие-то международные скандалы, каждый второй ругает за что-то свою страну. И всем давно понятно, что все эти внешнеполитические конфликты — это совсем не про людей и реальную жизнь, а мыльные пузыри, которые летают сами по себе и большинства из нас совершенно не касаются.

Ирина Власова