То, что в посёлке Листвянка, именуемом «воротами Байкала», удалось добиться прекращения незаконного строительства гостиницы в водоохранной зоне, никак не повлияло на общую проблему этого некогда крепкого промышленного населенного пункта. Такой вывод можно сделать, ознакомившись с рождественским фоторепортажем из туристический «Мекки» Иркутска.

«Слово «Мекка» сознательно взято в кавычки. Грязь, заваленные снегом тротуары, нелегальная торговля запрещенным к вылову и продаже омулем, пьяные китайские туристы, полное отсутствие парковок и нормальных дорог — вот портрет современной Листвянки. «Отдыхать» здесь можно только в очень нетрезвом состоянии. Чем так называемые туристы и занимаются. Полиции нет, властей нет — полная свобода», — поясняют иркутские коллеги.

Напомним, до начала XX века посёлок именовался Лиственничное. Свое название он получил по лиственницам, растущим на расположенном рядом Лиственничном мысу (его тоже сейчас активно осваивают), но упрощенный сленг сделал своё дело. Под его влиянием официальное название было заменено на Листвянку. Расположена она по правую сторону истока реки Ангара и вытянута на северо-запад вдоль озера Байкал (залива Лиственничный) на 5 км.

Год основания поселения доподлинно неизвестен. В краеведческой литературе существует версия, что первая русская хата промышленника Романа Кислицына была построена там в 1725 году. Почти 300 лет назад основными занятиями жителей Лиственничного были промыслы: охота и рыболовство. Оттуда отправлялись в научные экспедиции Бенедикт Дыбовский и Бернгард Петри, здесь жили и работали многие выдающиеся исследователи Байкала. А самым важным предприятием Листвянки была судостроительная верфь (бывшие судоремонтные мастерские Байкальской паромной переправы). На ней были построены многие суда Байкальского флота, а также собраны построенные в Англии знаменитые паром-ледокол «Байкал» и ледокол «Ангара». Все эти объекты ныне заброшены, а вот гостиница бывшего мэра Листвянки Татьяны Казаковой, в 2008 году уличённой в ряде серьезных экономических преступлений, до сих пор является самым видным объектом.

«Говорят, что по проекту он должен был быть трехэтажным. По команде владельца отель надстроили без изменения конструкции фундамента. А еще не совсем понятно, куда стекает канализация из этого отеля», — информирует babr24.com.

Впрочем, за десять лет таких объектов стало в разы больше. Сколько именно — не знает даже глава администрации Листвянки Александр Шамсудинов.

«К реализации частных земель мы отношения не имеем и повлиять на собственников не можем. Я знаю, что на бумаге — это жилые дома, а по факту — коммерческие объекты, нигде официально не зарегистрированные. А все потому, что в России граждане других государств имеют законное право покупать землю (кроме сельхозугодий)».

То, что в Листвянке появилось много рекламных щитов о продаже участков с переводом на китайский язык, — ещё одна примета времени.

По словам местной общественницы Юлии Иванец, активная скупка началась два-три года назад:

«Я обратила внимание на штендеры китайские. Не владею, к сожалению, китайским, и я не понимала, о чём надписи. А когда их уже стали переводить, люди ужаснулись. Гиды тоже рассказывают туристам, что Байкал — это северное море китайцев, на котором раньше жили их племена, и территория временно принадлежит России. Второе — китайцы уверены, что концу 2020 года скупка земель на Байкале наберет еще большие обороты, поскольку существует федеральный закон 473-й «О территориях опережающего социально-экономического развития России (ТОР)».

Этой ситуацией весьма обеспокоены не только общественники. Депутат Госдумы РФ, председатель межфракционной рабочей группы «Байкал» Сергей Тен сообщил, что в 2018 году китайцы прогнозируют рост количества своих туристов в Иркутскую область до миллиона человек в год. Сам факт скупки земли на Байкале китайскими предпринимателями в интервью irk.ru он назвал «вопиющим» и отметил, что в Госдуме начали обсуждать, как усовершенствовать законодательство для китайских и российских предпринимателей.

«Скажем так, то есть на примере конкретно одной только Листвянки. Сегодня никто не ответит на вопрос, сколько китайских гостиниц работает на территории Листвянки, но легально работают только три из них. (…) При этом количество проданных китайским гражданам участков, которые находятся на берегу фактически Байкала в Листвянке, — порядка 37, по-моему, или 40», — заявил Сергей Тен.

Но иркутские корреспонденты, на днях посетившие Листвянку, свидетельствуют: «Листвянка — это сотни гостиниц. В основном нелегальных». «Китайцы всюду. Их тысячи. Спасибо, что не миллионы».

В торговых точках обнаружились горы омуля. В свободной продаже находится также икра этой запрещённой к вылову рыбы. Это означает, что омуль был выловлен в период нереста.

«Продавцы знают, что вылов и продажа омуля запрещены. Однако, по всем признакам, они знают и то, что на региональном и местном уровнях решено инициативу Николаева попросту игнорировать. Продавцы не боятся журналистов, фотосъемки и откровенно рассказывают о том, что именно они продают» — информируют иркутские коллеги.

«Как ловили, так и ловят. И будут ловить», — честно сказала одна из продавщиц на прямой вопрос журналиста «Бабра».

Если участь, что в праздничные новогодние дни Листвянку посещают минимум десять тысяч человек в сутки и каждый из них покупает от двух до десятка омулей (стоимость одного хвоста рыбы, в зависимости от сорта и размера, — от 100 до 2000 рублей), то получается, что оптовики, заправляющие всем процессом, получают от 3 до 10 миллионов рублей выручки в день.

Директор театра авторской песни на Байкале Евгений Кравкль уже много лет живёт в Листвянке и подтверждает, что видел, как два китайца без стеснений вешали на забор баннер «Байкал принадлежал Поднебесной 200 лет назад».

"Поехали к нам из Китая уже не учёные и любители экстрима на природе. Поехали толпы плохо воспитанных туристов, а также скупщики сырья, арендаторы огромных территорий, скупщики всего, что есть ценного, скупщики нашей земли. Теперь мне и очень многим это стало ясно. Иллюзий у нас нет <…> Лёд Байкала — одно из самых красивых чудес природы. Если бы это понимали россияне, то не ездили бы в заразную духоту Юго-Восточной Азии и на взрывоопасные турецкие и египетские берега. Ехали бы на Байкал и селились бы здесь и строились бы россияне, а не граждане иностранных государств», — пишет он своей страничке в соцсетях.

Евгения Кравкля, как и многих других, беспокоит судьба не только Байкала, но и Листвянки. Как бы не случился наяву тот памятный диалог из шукшинского фильма «Калина красная». Там председатель колхоза спрашивает Егора Прокудина, вора-рецидивиста, которого играет сам Шукшин, откуда тот родом?

— Да здешний я, — отвечает Егор, — из деревни Листвянка.

— Я свой район знаю, — говорит председатель, — нет здесь никакой Листвянки. Да где ж она была? Может, сгорела?

— Не знаю, — отвечает персонаж Василия Макаровича, — может и сгорела. Жаль, хорошая деревня была… Источник:

http://newsdiscover.net/news/read/Vremenno_rossijs...