Как я и обещал, начинаю потихоньку подчищать хвосты. В частности переводить в электронный формат дневники прежних походов. Тем более, что слайды в основном давно уже "электрифицированы". Собственно дневника было два мой и Тани Бухаркиной (ныне Татьяны Владимировны, профессора и завкафа РХТУ им. Менделеева). И объективно подходя к дневнику, подсознательно осознавая, что мой дневник "краше", дам слово Тане, т.к. ее дневник лучше. Правда, не удержавшись периодически по вставлял "отсебятинки"

1.05.82. В этот праздничный день мы появились в Нальчике около 7 утра. Здесь мы должны были встретить нашего двенадцатого (апостола) - Сергея Оришкевича, который должен был встречать нас с цветами и духовым оркестром. Однако торжественной встречи не было. Как нам удалось встретиться, и где это произошло, не знаю. Мы в это время с Димой Староверовым ушли запасаться бензином. Зрелище заливки двух канистр из одного, полиэтиленового ведра через обрывок какого-то пожарного шланга было столь душераздирающим, что один из местных жигулистов дал нам свой шланг, а хозяин ведра не выдержал этого зрелища и укатил на своем грузовике, не дожидаясь конца. В результате из десяти литров по оптимистическим оценкам осталось девять, а по реалистическим -восемь. Перспектива возможной голодной смерти, а также непременного выговора от начальника заставила заняться попрошайничеством на автовокзале. Однако никто не мог нам помочь: у кого был бензин, у тех был недоступный бензобак, а у кого он был доступный, у того бензина не хватало. Те же, кто жалел нас более всего, были счастливыми обладателями солярки. Наконец, счастье нам ухмыльнулось, и молодой шофер-кабардинец долил нам канистру до горла. Потом пришел начальник, отправивший телеграмму в КСС о выходе на маршрут и мы время поехали в В.Баксан. Всюду нас встречали демонстрации трудящихся с лозунгами, правда, к нам не имевшим никакого отношения.

Выйдя у Верхнего Баксана из автобуса, группа попали под сильный дождь, постепенно переходящий в приличную погоду. Тропа в ущелье была более чем хорошая, но идти вверх было не совсем легко (а может и совсем нелегко), тем более, что даже встретившийся нам по дороге ишак (с бараном на спине) шел вниз. Мы же плелись все вверх и вверх по долине Кыртыка, пока не оказались почти у самого начала ущелья, откуда впереди видно что-то большое и белое. Говорят, нам туда очень надо. Ну что же, завтра проверим.

2.05.82. Сегодня подъем в 4.00, завтрак, сборы и выход вперед и вверх по долине Кыртыка в 6.00. Сначала путь идет по очень полого поднимающейся вверх широкой долине, по правому берегу ручья лес. Погода стоит отличная, становится все теплее. Однако пока еще с утра подмораживает, трава хрустит под ногами. Следы человеческой деятельности вое еще очевидны: загородки для скота, коши, консервные банки. и бутылки. Через переход лес кончается, дальше идем по траве, уже кое-где прикрытой снегом. Интересно, что здесь под снегом растут цветы, которые мы раньше на Кавказе не видели. Более-менее ровное место кончается через два перехода. Дальше начинаем набирать высоту по склону ущелья - осыпь, едва прикрытая снегом. Идти тяжело, дышится с трудом. Хорошо еще, что здесь не должно быть лавин - снега мало. Если попадаются небольшие лавиноопасные кулуары, идем по одному. Над ущельем поднимается солнце, становится по-настоящему жарко. Снег начинает раскисать. Планируем движение до 12-ти, потом до стоянки. До нее еще надо дойти - задача серьезная. По дороге попадаются признаки неразумной жизни. Например, прямо из-под ног Баевского выскочил суслик и спешно скрылся в нору (соображает!). Потом видели высоко на склоне кабана. Миша пожалел, что нет телевика, я - что нет ружья. Горные орлы парят высоко в небе, разыскивая сусликов, чтобы познакомиться с ними поближе. Солнце жарит все сильнее. В дело пошли маски и кремы. Снег становится глубже, никаких троп нет и в помине. 

Дорогу проделывает начальник. В час дня останавливаемся на отдых на подходящей террасе до пяти вечера. Погода безветренная, поэтому, пока готовится обед, народ балдеет, загорая понемногу. Начальник выпендривается перед объективами, разгуливая по снегу босиком и в плавках. 

Последователей у него не находится. Тем временем Кузин и Незлин пошли на подвиг: вдвоем они пробили тропу вверх по глубокому снегу.

В пять часов идем дальше, забираясь все выше к перевалу. 

Солнце склоняется к закату, опять холодает, и снег стал жестким. В самых сложных местах ребята пробивают тропу по очереди. В полвосьмого нашли место для стоянки. Начинаем разбивать лагерь, одновременно к перевалу уходит четверка на разведку. Температура резко падает, поднимается ветер. Народ греется по палаткам, дежурный Баевский стойко готовит ужин. В темноте возвращается разведка с не особо радостными вестями о глубоком снеге и неровной дороге. Ладно, там по­смотрим, тем более, что завтра полудневка.

Редкий случай наложения кадра на кадр в пленочной фотографии

3.05.82. Полудневка неожиданно вылилась в дневку. Проснувшись утром, я обнаружила какую-то нездоровую реакцию соседей на мою морду. В палатке стоял дикий хохот. Долгие поиски зеркала увенчались успехом. 

Короче, оказалось, что у меня физиономия типичного хомяка: щеки из-за спины видать, рот не закрывается, и торчат два мощных зуба. Вот к чему приводит неумеренное хождение по снегу без маски и неправильное употребление снега внутрь. Впрочем, пострадали от солнца в той же или иной степени все. После завтрака от скуки народ полез на Балык. Меня не взяли из-за горной, а, может, сачковой болезни. На мой взгляд, это примерно одно и то же. Семеро с ледорубами полезли вверх, остальные занялись балдежом и приготовлением кофе и супа. Кузин решил покататься на начальственных лыжах. Ничего хорошего из этого не вышло. К шести часам вернулась горная экспедиция. Сказали, что они осмотрелись, плюнули вниз и решили, что дальше идти некуда, но на всякий случай подъем завтра будет в два и пилёж на весь день через хребет.

Вершина Балык

Эльбрус и пик Кальницкого за спиной

ОТСЕБЯТИНКА «Ночью болела нога. Мороз около -10°. Встали в 10. Долго готовили есть. Распухло лицо у Татьяны, пожгла глаза Лена. Я ничего, губы не распухли, а фэйс не обгорел. Приготовили нечто среднее из манки и изюма. В полтретьего я, Сергей, Лешка, Толик, Сергей X, Димка Ст. и Марина полезли на Балык (3932). Где-то около 3700 у Марины стала кружиться голова (высота). Одел ее в пуховку, и полезли выше, она осталась ждать. Пошел снег. Все затянуло. Иду легко, хотя после резких движений задыхаюсь. В 17.05 были на вершине. Капустин посчитал, что до вершины 1800 шагов от лагеря. Все-таки есть справедливость на белом свете. Когда подня­лись, многое стало видно. Жаль, на Эльбрусе сидело облако. До­рога на будущее тоже видна. Снега до... и даже больше - "Пилите, Шура, пилите! Они золотые". Спустились за час. Забрали Марину. Внизу ждал суп и горячий, кофе. Лыжи проваливаются (пытал­ся кататься Димка кузин). Попытались рано лечь. Улеглись часов в 9 вечера. Вершина была ничего. Красива, особенно верхняя часть подъема.»

4.05.82. В два, как и обещалось, был объявлен подъем. Но тревога оказалась ложной. В течение 15 мин., пока народ собирал душевные силы для подъема, небо затянуло туманом, в 20 метрах ничего не видно. Выход по техническим причинам откладывается. Дежурные, вставшие раньше, и самые шустрые участники, которые успели вылезти наружу, разносят по палаткам горячий кофе. После того, как кофе распит, расползаемся по спальникам и затихаем. только в осином гнезде отличников (где Незлин и Староверов) идет горячий спор о понятии времени релаксации. Конец спору положил начальник, давший самое исчерпывающее определение.

Утром подъем по желанию. С неба сыплет легкий снежок, слегка потеплело. Планируется восхождение на Исламчат в первой половине дня и выход на маршрут во второй. До часу дня - отдых. Половина группы собралась в "Гадюшнике" и наблюдает, как Баевский с Капустиным обыгрывают Марину в преф. Снег не прекращается, выход на вершину отменен. Начинает мести с такой силой, что видимость падает до нескольких метров. Очень тепло, снег мягкий и рыхлый, давление снизилось до того, что даже раздуло канистры с бензином. Налицо все признаки лавинной опасности, которая приближается с катастрофической скоростью. Баевский принимает решение немедленно сваливаться вниз к В.Баксану. Продолжение похода исключено. Собираемся в ударном темпе и выходим со стоянки. Старые следы замело. Баевский с Кузиным идут впереди в связке. Не видно абсолютно ничего - белая мгла. Миша говорит, что непонятно было, где право, где лево, и только сила земного тяготения подсказывала, что низ вроде бы внизу, а верх, скорее всего наоборот. Шутки шутками, но момент напряженный. Идем колонной с интервалом в пять шагов и с Оришкевичем в хвосте. Можно наблюдать, как голова группы то почти совсем теряется в сне­гу и тумане, то смутно проглядывает снова. Снег глубокий, рых­лый и мокрый. Зону снегов надо проскочить как можно быстрее, поэтому идем без остановок. Высоту теряем быстро, полностью положившись на мишино чувство ориентировки, и оно не подводит: по склону долины выходим из тумана. Склоны здесь - каменистая осыпь в той или иной мере прикрытая снегом. Продолжаем быстро снижаться до бесснежной зоны. Здесь первый короткий привал. На душе стало легче. Впереди внизу видна широкая долина Кыртыка, поросшая травой, стоят отдельные сосны. Спускаемся по снежному языку, сидя на снегу. Один Сергей Оришкевич технично глиссирует, стоя на ногах. В ответ на наши восторги он скромно заявил, что ему жаль штаны.

Теперь все страхи позади. Быстро идем вдоль реки по хорошей тропе, пока не останавливаемся на ночевку у приглянувшегося коша. Воду топить не надо, ее целая река под боком, поэтому пьем чай от пуза, потом суп и снова чай до отбоя.

5.05.82. Погодные условия и полное выпадение из графика движения привели к тому, что мы начали переквалифицироваться в альпинистов. Спим до упора, завтракаем и начинаем ползать по окрестностям. Сегодня мы простились с Оришкевичем, ему надо срочно уезжать, поэтому с утра он собрался и пошел в В.Баксан, а мы о Леной проводили его часа два вдоль Кыртыка, а заодно и посмотрели поподробнее на долину. Пока мы занимались прогулками, ребята полезли на другую сторону реки полазить по выветренным скалам в каньоне напротив. Там они нашли водопад, гнездо горного орла и другие интересные моменты. Залезли еще выше, на вершину, и нашли там тур в 1,5 м высотой.

ОТСЕБЯТИНА «До часа балдели. Проводили Сергея. в В.Баксан. Потом терпение кончилось. Первым не выдержал Капустин. Он одел каску, взял ледоруб и полез в каньон. За ним я, Сергей, Димки, Алексаша. Виды - класс. Из пещеры над головой вылетел орел, размах крыльев метра полтора, может, чуть меньше, но не намного. Вверху водопад. Каньон довольно дикий. Из него полезли наверх. По ходу дела чуть не убили Староверова. У Капустина под ногой обломился камень кг 1,5. Капустина поймал я, а камень просвистел в метре от Димкиной головы. Поднялись на вершину Уллу-Кая - 2800. Она вообще н/к, но не тем путем, которым мы поднимались и особенно спускались. Кстати, о спуске. Вломились на гребень, с него по ручью, ибо по пути подъема было напряженно. Ручей перешел в водопад, началось скалолазание. В районе водопада летал Капустин, но удачно. Потом вывалились на тропу, с божьей помощью спустились в 17.30 в лагерь. В 18.00 в каньон пошли остальные пятеро. На противоположном склоне видна Ирина, пугающая бычка (коррида не состоялась за явным преимуществом Ирины). Кстати, с Уллу-Кая великолепный вид на Эльбрус и окружение. Белык довольно прилично выглядит. Завтра попробуем сделать еще две вершины. Не получил­ся туризм, займемся альпинизмом.»

После их возвращения в каньон полезли мы - вторая смена. Посмотрели все, что можно, сняли на фото- и кинопленку местные достопримечательности, вид на Эльбрус и Белык, друг друга на фоне гор и скал с видом му­жественных покорителей вершин и пошли домой. После этой экспедиции с удивлением узнали, что Ирине Машковой понравилось ла­зить по сыпухе. Лично я встречаю таких любителей впервые.

Кстати, об Ирине, у нее сегодня суслик, живущий в трех метрах от нашей палатки, слопал порцию сыра, а она за это сняла его кинокамерой. Дополнительного гонорара кинозвезда не потребовала. Вечером видели на том берегу лису. Она деловито вышивала между камней, совершенно не обращая внимания на пасущихся рядом коров.

Ближе к ночи собрались в коше вокруг плексигласовой свечки, ждем чай долго и безрезультатно. Тем временем ведутся разговоры об институте и учебе. В конце концов, чай готов и распит. Расходимся по палаткам. И тут оказывается, что Баевский и Капустин остались без спальников, которые увез Сергей. Поэтому Капустин ушел к разгильдяям, а Баевский стойко полез в "гадюшник". Появление новых людей в палатках вызвало диаметрально противоположную реакцию: если появление начальника привело к гробовому молчанию, то разгильдяям Капустин явно пришелся ко двору, так как возбужденные выкрики в их палатке не стихали с полночи ( по крайней мере, с полчаса)

6.05.82. Сегодня занятия альпинизмом приобрели мощный размах: с места нашей стоянки хорошо видны две вершины, соединенные довольно симпатичным гребнем. Все это имеет настолько привлекательный вид, что не сделать траверс просто несерьезно. Поэтому после завтрака вое, кроме дежурных, вооружились до зубов ледорубами, веревками и карабинами и пошли вверх. Погода отличная: солнце, голубое небо, сверкающий снег. Сначала идем по некрутому травянистому склону, украшенному цветами кроку­сов, белыми и голубыми. Постепенно появляются пятна снега, их все больше, и вот уже склоны сплошь покрыты снегом. По дороге наблюдали две связки, которые идут на одну из облюбованных нами вершин, но нам с ними не по пути. Снег пока жесткий, склоны ровные, камней из-под снега почти нет, поэтому можно с удовольствием помечтать о том, как приятно здесь будет глиссировать на обратном пути. Но вверх глиссировать практически невозможно, поэтому приходится идти обычным методом. Как-то самопро­извольно разбиваемся на три группы, каждая из которых идет по пути, кажущемуся ей наиболее удобный. Поэтому можно наблюдать, как одна тройка ползет вверх на четвереньках по глубокому сне­гу, а другая команда выбрала самый крутой подъем из всех возможных и ломится вверх, пробивая по очереди тропу по 25 шагов.

Наконец, собираемся все вместе на одной возвышенности (для горы мала, для кочки велика) и готовимся к траверсу вершин. Во время привала позируем перед фото- и киноаппаратами (сегодня пленка расходуется особенно интенсивно) и осматриваем открывающиеся окрестности. Теперь можно и вверх. Подъем несложный, проходит он без происшествий. Метров за 10 до вершины последний перекур. Теперь вперед вырываются те, кто еще не побы­вал на вершинах Кавказа, Это Марина, Ира, Лена и Дима Кузин. Они поднимаются первыми, а за ними и все остальные.

Усиливается ветер, сидеть наверху становится не очень уютно. Но прежде, чем уйти отсюда, надо выполнить один непременный ритуал: съесть шоколад (не пропадать же перевальному пайку) и назвать вершину. Постановили считать ее пиком им. кафедры высшей математики. После этого спуск и подъем по пологому острому гребню на соседнюю вершину. Путь идет на грани между снежным склоном и осыпью без приключений. Это дело завершается еще одним поеданием шоколада и наблюдением за горным орлом, поднявшимся в воздух совсем рядомкрасавец! К сожалению, в кино он, скорее всего, не попадет - очень мелко. На вершине ветер и снег, неуютно. Может быть, поэтому ее назвали именем военной кафедры. С вершины видна очень интересная большая гора, вся в скалах и жандармах. Знатоки уверяли, что это Шхельда, но потом, кажется, передумали.

Спуск со снежного склона катанием не удается, снег к середине дня раскис, и даже счастливые обладатели капроновых штанов не могут похвастаться качественным скольжением. Приходится спускаться пешком, но это довольно нудно, ноги постоянно проваливаются в снег, и самые изобретательные ползут по-пластунски или катятся, как бревна (правда, настоящие бревна про­делывают это без ледоруба). Ничто не вечно, кончается и снег, дальше надо двигаться по травянистому склону, у подножия ко­торого наш лагерь и обед. До обеда Баевский с Кузиным успевают покататься на горных микролыжах по ближайшему снежному языку. Сами участники утверждают, что это потрясающее занятие, особенно полет в воздухе с переворотом через голову в исполнении Баевского.

ОТСЕБЯТИНКА «Катался на лыжах. Лыжи - класс. Скорость «бешеная». Какие финты мы выделывали с Димкой, описать может только кино (если получится), особенно мой полет через голову. Крепления, конечно ... Лыжа слетела и я, воткнувшись ногой в снег, на хорошей скорости порхал по снегу как бабочка. Так что с Машковой, снимавшей все это на кинокамеру, двойная плата за сверхтрюк.»

После обеда делается попытка развлечься с помощью игр разной степени интеллектуальности, но тут опять приглашают к столу. Похоже, что весь вечер будет проходить непрерывный жор. Конечно, нужны же нам силы на завтрашний трехчасовой переход до В.Баксана.

7;05.82. Последний день путешествия с рюкзаком на спине. Привычно померзли ночью, позавтракали и стали собираться. Продукты почти все съели, поэтому переход обратно от альпинизма к горному туризму прошел вполне безболезненно. Растянувшись по хорошей тропе, идем по пройденному нами шесть дней назад маршруту. Погода стоит пасмурная, но теплая, идти легко. Народ разбирает тропу по камешкам на подарки знакомым и родственникам, на ходу сочиняя легенды о происхождении сувениров. Через три с небольшим перехода подходим к последнему мосту через Кыртык перед В.Баксаном. Здесь организуется экспедиция за нарзаном. Чтобы добыть его, надо слегка заняться скалолазанием над бурным потоком. По-моему, чуть кисловатая водичка из ржавой лужи не окупает усилия по ее добыче.

Народ начинает приводить себя в цивилизованный вид: умывается и переодевается в человеческую одежду. Казалось бы все ЧП позади. Но нет, раздался громкий всплеск и, «заглушая шум водопада стуком зубов" (М.Баевский), на берег из Кыртыка вылез Капустин, который хотел всего лишь умыться, но резко перевыполнил программу, приняв холодную ванну.

ОТСЕБЯТИНКА «Остановились на обед. Я думал, что все ЧП кончились - не тут-то было. Начал Алексаша. Наливал бензин в "Шмель" у горящего примуса, как следствие, загорелась канистра и примус. Пришлось выступать в роли пожарного, тушить пожар. Как не рвануло, сказать трудно. Через пять минут появился Капустин, прося срочно полотенце. Я сначала думал, что он обмылся водой из реки по пояс, но, как оказалось, все было гораздо интереснее. Он пытался примоститься над рекой на камне и спланировал прямо в реку. Так что обмылся он не по пояс, а гораздо глубже. Пришлось искать сухие шмотки для Лешки. Алексаша, узнав о "купании", загорелся искупаться тоже, но дальше слов его действия не пошли.»

После обеда потопали к поселку по хорошей дороге прямо к автобусной остановке. Половина группы спокойно подошла к ней и с интересом наблюдает, как вторая половина не ищет легких путей, а пробирается по самым невероятным и сложным тропам, которые только можно найти в столь обжитом месте.

Неожиданно возле нас останавливается пустой автобус, шофер которого усиленно зазывает нас поехать с ним до Прохладного, откуда мы спокойно сможем уехать на электричке в Минеральные Воды, а оттуда домой. Мы согласились на все его соблазнительные предложения и не пожалели. Теперь мы помылись в бане, поели и коротаем время до электрички, которая должна появиться здесь в 5.20 8 мая. Вот до лета и все.

ОТСЕБЯТИНКА 24.11.2017 Я и Татьяна Владимировна и еще ряд наших коллег по кафедре.

Празднование столетнего юбилея нашего завкафедрой Николая Николаевича Лебедева. Москва