Возвышенное меловое плато на правом берегу Дона в восьмидесяти километрах от Воронежа, у впадения в него реки Тихая Сосна, не только в народе называют Дивногорьем. Это и официальное географическое название. И название это как бы обещает что-то необычное: то ли прекрасное, то ли таинственное.
Укрепилось мнение, что названием своим Дивногорье обязано некоему Игнатию Смолянину, сопровождавшему патриарха Пимена в 1389 году во время его служебной командировки в Константинополь. Тогда, проплывая мимо по Дону, Игнатий и записал, что «видехом столпы камень белы, дивно ж и красно стоят рядом, яко стози малы, белы и светлы зело». Эти заметки считаются первым письменным упоминанием топонима.



Думайте, что хотите, но именно Дивами жители этих мест издревле называют меловые скалы-останцы, которые так поразили Игнатия. Но вот то, что подразумевали ли они при этом чудо или красоту – большой вопрос.
Многие специалисты считают, что название имеет дославянское происхождение. Почему нет, если ираноязычное происхождение названия реки Дон (перевод - река) сомнения не вызывает? А у аланов, которые пришли сюда как раз со стороны Ирана, слово Див означало божество. Да и местная легенда подтверждает эту версию: согласно легенде, меловые столбы – это боги, окаменевшие после битвы со злым чудовищем Индрой.
Кстати, сейчас столбов-див 10. А когда-то их было 22. Взрывать их начали в 1871 году то ли для отсыпки полотна железной дороги, которая огибает плато, то ли во избежание обрушения на поезда. Потом они пострадали в Великую Отечественную от обстрелов и вроде бы в 50-х годах прошлого века здесь еще брали щебень для ремонта железной дороги. В 1991 году территория получила статус музея-заповедника.
И все же известно Дивногорье прежде всего благодаря расположенным здесь пещерным православным храмам.


Начало их строительства, или, если хотите, копания, относят то ли к XII, то ли к XIII веку, когда два греческих православных инока Ксенофонт и Иоасаф, не выдержав конкурентной борьбы с католиками, бежали с Сицилии и посчитали эти места подходящими для уединения от мирской суеты. Выбрали себе пещерку, которых здесь немало, расширили, обустроили как-то и стали вести праведную жизнь в трудах и молитвах. Очевидно, как это водится, у них появились последователи, и постепенно сформировалась община, которая и дала начало православному монастырю.
А места здесь в те далекие времена были действительно малонаселенные и, можно сказать, спорные: то ордынские отряды в набег проскачут, то русские дружины с ответным визитом. Но глубокие балки могли надежно укрыть небольшую обитель так, что даже заподозрить её существование где-то рядом невозможно.

Однако, всё это легенды. Никаких документальных свидетельств ни о Ксенофонте, ни об Иоасафе нет. А первые письменные упоминания о Дивногорском монастыре относятся к XVII веку.

Легенды – легендами, однако в монастыре существует культ иконы Сицилийской Богоматери и одноименный пещерный храм, который здесь считается самым древним. Икону, якобы, принесли с собой Ксенофонт с Иоасафом. Правда, икона была утрачена, но потом вновь обретена чудесным образом.

Сейчас Дивногорский Успенский пещерный мужской монастырь - действующий. В 1997 году он вместе с пещерами и наземными постройками был возвращен Воронежской епархии. С тех пор началось возрождение как духа монастыря, так и храмов, в том числе пещерных.

И монахи, и меценаты так рьяно взялись за дело восстановления и добавления благолепия, что геологи начали опасаться за целостность самого мелового плато. Ведь писчий мел – субстанция весьма хрупкая.


Здесь уместно сказать о пещерах Дивногорья и окрестностей, которые в совокупности называют Белогорьем. Сейчас пещер известно почти 40. Но сколько скрыто в меловых недрах - не ведомо никому. Но убедиться в том, что они есть и их немало, достаточно просто: нужно топнуть посильнее где-нибудь на горке, чтобы услышать гул, будто по барабану бьешь.

Что интересно, почти все известные пещеры носят следы человеческой деятельности, направленной на … благоустройство, что ли. Похоже, местные жители, вдохновленные примером Ксенофонта с Иоасафом, рытьем пещер стремились выразить своё благочестие.


Доходило даже до судебных разбирательств. Так с 1800 года по 1817-й шла судебная тяжба между Воронежской епархией и некоей Марией Шерстюковой, прозванной копательницей пещер. Ей инкриминировали, что она «не только роет, но и рассеивает семена суеверия и незаконно торгует свечами», так как деятельность её вызывала интерес у населения, многие приходили полюбопытствовать, а некоторые даже помогали. В ходе разбирательства выяснилось: копательница раньше вела распутный образ жизни, пьянствовала, но однажды решила покаяться в Киевской Лавре, после чего изменилась, избавилась от алкогольной зависимости, и однажды стала слышать голоса, которые указали точное место, где рыть для «несения трудов праведных». Кроме того, была замечена в других богоугодных делах, приходят к ней не по принуждению и незаконной торговлей не занимается. В результате император Александр I самолично высочайше повелел оставить Марию копательницу в покое и даже оказать ей требуемую помощь.
Были и другие прецеденты.
С Дивногорскими пещерами связано имя российского ученого, профессора, геолога Михаила Буранчука. Он вел исследования в Костенках, тех самых, где обнаружены самые древние в Европе свидетельства разумной человеческой деятельности. Он, кстати, первым выдвинул теорию, что человек сформировался в недрах Земли и только потом вышел из пещер на поверхность. И только часть земной цивилизации обитает на поверхности планеты: в недрах подземелий существует другая цивилизация, представителей которой он называл "магматическими существами".
Последний раз профессора Буранчука видели, когда они с местным учителем спустились в одну из пещер, расположенную в районе Дивногорья. Оба исследователя из таинственного подземелья не вышли. Поиски велись несколько дней, но не было обнаружено никаких их следов.

Примерно в шестидесяти километрах от Дивногорья есть еще один пещерный монастырь: Костомаровский Спасский женский монастырь.

С Голгофы от поклонного креста открываются потрясающие виды на окрестности.


Источник