Недавно, роясь в архивах, обнаружил сканированные слайды с нескольких моих походов. Попались слайды и из "четверошной пятерки" 1980-го года. А сегодня нашел и дневник похода.

Честно говоря, поход был крайне поучительным и пожалуй самым экстремальным из всех моих путешествий. Все началось с того, что Игорь Тимохин, с которым я за год до этого ходил "тройку" (поход третей категории сложности) собрался вести четверку в Фанах (Заравшанский хребет Памира). Трезво взвесив свои аспирантские доходы я понял, что сие мне не по карману и стал искать четверку ближе на Кавказе. Брат предложил мне влиться в Ворошиловградскую группу (Луганскую), в которой не хватало участника до полного комплекта, что меня вполне устроило. Далее дневник - без коррекции и правок ощущений того времени.

11.07.80. Приехал в Орджоникидзе рано утром, делать нечего. Группа должна прилететь после обеда. Шлялся по городу, смотрел "Дознание пилота Пиркса", показывали "Приют одинадцати". Короче - развлекался. Приехала группа, с тремя знаком по прошлому году, встречался в Дзинаге, двое новых. Ребята вроде ничего. Встреча прошла в сердечной-дружеской обстановке. Уехали в Цей довольно легко, хотя народа тьма. В Цей приехали вечером, остановились на радиальной турбазе "Цей". Бросили шмотки и поплелись на танцы. Обстановка класс, пользуемся повышенным вниманием у некоторых "аборигенок", сплошное моральное разложение. Уходить не хочется. Нужно будет когда-нибудь превратиться в планового туриста. В душе страшновато, все таки третий поход, а уже четверка. Спать легли поздно.

12.07.80. Утром побрели наверх под Сказский ледник (интересно почему он Сказский – от "сказки" или от «сказилися»). Стали под "Зеленым холмом". Ходили с Сашей старшим под ледник. Вроде идти можно, но смотрится не плохо, фотографировались. У него это вторая или третья четверка, (мне бы так). Слать завалились рано. Завтра радиально пер. Сказский (2-а).

13.07.80. Встали в 5, В 6 вышли. В 9 поднялись на плато,идем без приключений. 

Висячий ледник. Подобный ледник (Колка) сорвался и похоронил под обвалом группу Бодрова.

Перевал Сказский

Выход на перевал впечатляет - бергшрунд, моста нет. Иду с тёзкой в первой связке. Бергшрунд прошли да легко. За ним снега сантиметров 40. под снегом лед. Не идем, а порхаем как мотыльки. Под ногами все едет. Помогли подняться девчонкам.. В одиннадцать были на перевале, вид на Цейский хребет отличный. Интересно, где пер. Уларг на карте он в рядом с пиком Ониани, в книге рядом с Турхохом. 

Почему-то нет двух Саш. Стали спускаться. Встретили третью связку. Оказывается Саша старший летел, но вроде зарубился сам, хотя он утверждает, что его задержал Саша младший. А он утверждает, что он не мог этого сделать, так как у него вырвало ледоруб. И что с Сашей старшим он больше в одной связке не пойдёт. Ну их, обоих, в болото, хотя история странная. Подождали пока они сходят на перевал и стали спускаться дальше. Бергшрунд перепрыгивали. Прыгал первый, вообще-то страшновато - лететь метра 3-4, но снег оказался мягче, чем ожидал. Успел снять на слайды Мишку в полете. 

Спустились на плато, с него с дуру вылезли в снежный кулуар, Мишка с Марией: умчались в перёд, я остался с остальными по ряду причин. Главное из-за плохой техники глиссирования, точнее по причине отсутствия оной как таковой, Снег очень плотный, раза три пришлось рубиться, кроме того пасу двух Саш и одну Люду. Саша старший, улетел в желоб, сломал ледоруб, чудом ушел от камня и еще большим чудом задержался. Спускали с Сашей младшим – Сашу старшего, хотя первого самого надо спускать. Ну и группа, три нуля из шести участников. И самый большой «ноль» Саша старший - не смотря на весь его опыт. Саша младший - понятно, у человек оказывается второй поход в жизни, а уже четверка (о чем думает Ворошиловградская МКК). А я ещё боялся за свою технику. Чувствую - будет еще дел. Мария с Мишей, где то внизу. Вышли на ледник. Саша младший спускает –Люду. Я – Сашу старшего. Стало более-менее ровно. И тут меня угораздило, смотрел, что делает мой подопечный и загремел сам. Нога попала в какую-то выемку, похоже колену конец - здорово хрустело. Но нога вроде идет. По опыту знаю, что идет пока иду, но долго это не будет. Валимся вниз без отдыха, ибо если сяду - дальше меня придется нести. Спустились в лагерь, сварили какой-то блевонтин с шампионами. Нога распухла. Выломали дрын, сделали костыль, похоже, походу конец. Похромал в а/л к врачу за приговором. Оставлю решение за ним. Врач удивленно рассматривал мою физию - откуда мол я взялся. Пришлось объяснять, что я не из а/л. Он меня порадовал - колено целое, надорваны связки под коленом. Рекомендовал три дня полного покоя. По видимому поход продолжаю, ибо на одном тёзке группа не выедет. Завтра будет видно.

16.07.80. Встали. Меня "ограбили" оставив в рюкзаке только мои шмотки. Да, еще костыль. Картина живописная - в одной руке ледоруб, в другой костыль, за спиной полупустой станок устрашающих размеров. Прошли километра 3 и стали. Конечно каторга, но терпимо.

17.07.80. Второй день "покоя". Костыль выбросил. Отвоевал одну веревку себе в рюкзак. Вышли под три тысячи (кто вышел, а кто и выполз). Внизу Цейский ледник и туман. Стали под Уилпатинским ледником, видели тура (я лично его хвост). Начинается туман. Встретили ульяновцев они говорят, что Уларг под пиком Арцышевского (третий вариант). Завтра посмотрим, что во втором. Делаем разведку на ледник Четырех. Первая моя 2-Б. Небольшой мандраж.

18.07.80. Третий день "покоя". Встали в 4. На востоке виден огромный массив, интересно Казбек или Тепли. 

Цейское ущелье в тумане, а у нас восходит солнце. Похоже день будет хорош. Вышли на. боковую морену ледника Уилпатинский, впереди ледопад. От ледника Четырех отделяет осыпной гребень. Решили все-таки сделать разведку на ледник Четырёх. Пошли все ребята. С гребня виден очевидный перевал - Только то ли это, что нам нужно? Не понятно. 

Спустились на ледник. Пошли трещина с хлипкими мостами. Решили, что всем рисковать не стоит. Оставили двух Саш перед трещинами, сами пошли дальше. Трещину переползали по мосту. 

Идти в полный рост как-то не хотелось, коленки дрожат. «Дорога» на перевал по кулуару, в ней многозначительный желоб, 

жмемся к скалам.

 Периодически «свистят» камни. Перескочили на другую сторону желоба. Вышли на "скальный остров", решили на скалах отдохнуть. Первый вышел тёзка, стал принимать меня. Когда подходил к нему, услышал удар камня о скалу. Поднял голову, от скалы перед Мишкой отлетал камень (откуда он взялся не знаю до сих пор) и летел ему в лицо. Первая мысль была прыгать на другую сторону хребтика, но к счастью камень раскололся на две половинки и они прошли с двух сторон от его лица. В рубашке родился тёзка и не только он ... Камень перебил веревку и мой "героический прыжок" мог стать... Далее было без ужасов, с "островка" мы слиняли с большой скоростью. 40 метров не слишком сложных скал, хотя с нашими рюкзаками их будет сделать не просто. Сам перевал ледовая седловина. Тура нет.

 С другой стороны ледовый кулуар градусов 55-60. Спускаться здесь не хочется.

 Пошли обратно, опускались быстро, глиссировали с попеременной страховкой. Внизу чуть не провалились на мосту. Чудом обошлось, хотя одна нога там и побывала (дна не достал, видно ноги коротковаты, еще бы метров так 50-60 и дно). Прошли со спуском от морены на Уилпатинском за 3,5часа. Мария злая до предела - "долго" ходили. Ей бы так попахать. Мы за весь подъем съели по кусочку колбасы, зато внизу выпили вдвоем 5 литров киселя, и хоть бы что. Мишка говорит что "его" кирпич у него до сих пор стоит перед глазами. Стали на морене под ледопадом, по единственно реальному пути летят камни. Придется выходить ночью.

19.07.80. Сегодня открытие Олимпиады. Встали в 2. 

Вершина Сонгути

Едва прошли ледопад, 

как начало греметь.  Перевал очевиден. "Дорога" - кулуар с хорошим желобом ,выбитым летящими камнями в снегу. Вверху похоже лед. 

Решили, что выходим на перевал с Мишкой вдвоём, вешаем веревки, затем идут остальные.

Мишка с Сашей младшим рванули вперед, веревки у меня, за ними на полутора ногах угнаться не смог. Они выскочили на перевал часов в 10. Я телепаюсь по середине до перевала метров 100, а "дамы" с Сашей старшим - ниже меня метров на 150. Снег кончился, начался лед. Сверху и со всех боков потихоньку сыпет. Похоже, что скоро начнется «веселая» жизнь, Я рванул по «Мишкиному пути», но солнце уже обработало лед и я загремел, видно плохо забил кошки в лед. Летел хорошо, метров 15, забыв даже, что кошки задирать вверх надо, что меня и спасло - я встрял кошками в снег, крутизна градусов 40. Станком сбило каску, она эффектно влетела в желоб и спустилась на плато, мог бы и я следом.

Выбил в снегу площадку, сел, закрылся станком от камней, хорошо, что он высокий по нему стучит, а не по голове. Кто-то спускается на плато, без рюкзака с ледорубом. Похоже Саша старший. Какого черта? За каской что ли? Подошла Мария, говорит, что он улетел одновременно со мной, потеряв при этом рюкзак. Ну ничего, спустился он ножками, летел не много по снегу, ничего серьезного с ним похоже не случилось. Бегает по плато и орет. Так и есть, у него все нормально. Крикнули, что бы он ждал. Камнепад пройдет и мы за ним спустимся. Интересно нашел ли он рюкзак - в нем ведь вторая палатка.Начался приличный камнепад, кулуар аж гудит. Идем перебежками, прикрываюсь станком. Вышли из под камней почти на перевале. Мишка идти вниз категорически отказывается. Спускаюсь с Саней младшим. Поднимались 3,5 часа, спускались 2. Саша снега боится как огня, лезет на скалы - скалы рухлядь, все крошится. Сверху летит. Истратил двухгодовой запас нецензурных выражений. Прошли бергшрунд, посадил его под ним, уйдя от камней. Пошел на плато сам. Саши старшего - на плато не было, не было и его рюкзака и моей каски. Чуть не загремел в трешину. Стал искать следы, нашел, они вели на ледопад. Вылез на "Волгинские ночевки", просмотрел ледопад. Ничего не видно, хотя если он загремел в трещину, то ему хана. Сорвал глотку, но никто не отзывается, тишина. Ледопад страшный, в жизни не пошел бы по нему спускаться один и без страховки. Вернулся к Саше младшему, он хочет ночевать на плато. Погнал его наверх. Пока поднимались рядом прошли два "чемодана" килограмм по 30 и врезавшись в скалу в метрах 100 под нами, превратились в мелкую щебенку. Запоминающаяся картинка. Наверх поднялись за 1,5 часа. Опять ругался с Саней - снова лезет на скалы. Терпение лопнуло - развязались. Он пошел по скалам, я - по снегу. Ждал его под веревкой минут 30. Стемнело. Забрал у него "тридцатку", поднялся к веревке. Привязал "тридцатку", крикнул ему, что бы он пристегнулся. Поднялся по перилам, сказал Марии, что внизу никого нет. Робко предложил ей спуститься в Цей, хотя чувствую, что это надо делать обязательно (если бы не нога, а то она давит морально). Мария оказала, что такой вариант она даже не рассматривает. Её дело, она руководитель. Сколько я из-за него должен страдать, хватит ноги. Спорить не стал, нет ни сил, ни желания, как впрочем и нет желания есть. С трудом влил в себя кружку чая. В км 100 от нас гроза, зрелище необычайное, вспышки на весь Кавказ. Вполз в палатку на четвереньках и отрубился.

20.07.80. Сегодня опускаться в Цей бесполезно. Спал или нет не помню. На пятерых одна палатка. 

Спускаемся на ледник Сонгути. Крутой снег, но идти можно. 

Болит голова, болит нога. Снег неожиданно кончился, впереди метров 40 ледового кулуара градусов 65, затем скалы. Предложили спускаться последним на самостраховке. Сначала отказался, а потом подумал, что ведь больше некому, места два - первый и последний. Первый тёзка это ясно, так что хоть круть-верть, хоть верть-круть. Хотя страшно, еще живы воспоминания о полете в Крубера, в таком же варианте. Жаль, каски нет. Первую веревку проскочили без чп. Потом 40 метров скал.

 Мне оставили 40+30. По 30 спустился, не хватило метров 5 веревки. Крутой лед, пошел с нижней страховкой. Опять подвела нога. Размазал левую голень о скалы в точке страховки. Дошли до очередной полки, до плато метров 70. 

Темнеет. Холодно, Спустился Мишка. За ним все остальные. Я спускался в 11 ночи. С вершины Уларг пошел камнепад, зрелище бесподобное - вся стенка была освещена искрами. На мост через бергшрунд выводил Мишка, ничего не видно. Когда подошел к бергшрунду , Мишку не увидел. Потом его голова вылезла из трещины. Оказалось, что когда пошел камнепад - он сиганул в неё, не задумываясь. Хорошо еще на мост попал. Последние две веревки не снимал. Утром снимут. Спускались ровно 12 часов. Навесили около 280 метров веревки. В палатке тесно впятером, прошлой ночью ничего не чувствовал. Вообще-то устал морально, иду на гране срыва. На спуске ни с того, ни с сего начал орать на Саню, что тот медленно спускался, а Люда мерзнет, хотя, если быть объективным вряд ли он мог быстрее.

21.07.80.Сегодня перевал Чилингини. Пилим по снежной пустыне слева скалы, под ногами лед и снег. Утром сняли последние две веревки, снимал Мишка. 

Отдал ему Славкину "лягушку". Вещь класс, срабатывает мгновенно. Вчера когда спускался, раза два мог красиво лететь, если бы не она.

Перед выходом на ледник Скатиком сели обедать под хицаном.

Мишка бросил свои шмотки выше хицана. После обеда Мария выдала, заявив тезке, что если он хочет, то может идти выше, а вся группа пойдет под хицаном. Я опять промолчал и опять зря. Мы шли проваливаясь в трещины по пояс. А что у Мишки? Не место женской логике и самолюбию в горах. Полез туман. К счастью все обошлось. Вышли под перевал Саудор - метров 150 ледяной стенки, справа немного снега. Договорились, что все идут там, где идем мы с Мишкой. Завтра подъем до рассвета пока снег держит. Объявил, что с грязными ногами на перевал не пойду. Пошел на ледник мыть ноги - развлечение для...

Перевал Саудор

22,07.80. Ночь теплая, с вершины Саудор всю ночь летели камни. Встали в 2. Вышли в З ч 30 мин. Прошли бергшрунд, вышли под стену, достали веревку . И тут началось снова. Снизу донесся вопль, на стенке справа от проложенной тропы сидела Машка (какого рожна ей там нужно было в кошках на стене не понятно). Следом за ней полез Саня, он сел в кулуаре. Начался камнепад, ему слегка побило руки. Мы два часа снимали их со стены. Снег раскис. Меня прорвало, я взорвался – высказал все что думаю о Машке и о ее походе. С меня хватит, из Дзинаги уеду домой. Хватит. Но пока делать нечего, нужно пройти Саудор. Не знаю за счет чего прошел Мишка эту снежную кашу, едва держащуюся на льду. Знаю только, что страховка была чисто символическая, если бы тезка летел, то летели бы мы вдвоем, Но, слава аллаху и прочим богам, он прошел. Пока я поднимался, зацепил голенью за стенку, аж в глазах черно было. Хорошо пристегнут был. 

Начали опускаться. Спуск - сыпуха. Началась гроза, переждали под скалами. Спустились к озеру Микелай - красотища. 

Караугомский ледопад

Трения утихли, но все равно дальше Дзинаги я не иду. Пересекли Караугомский ледник, спустились на "Райскую поляну". Увидев нас, к нам с поляны дернула толпа ворошиловградцев, у них там били сборы. Радость была настолько чрезмерной, что я поинтересовался о причинах. И тут мне выдали такое... Оказывается нас уже три дня считают покойниками и под Уларгом ищут трупы. Об этом сообщили в Москву и Ворошиловград, хоть бы до родителей это не дошло. Оказывается Саша старший спустился в Цей и сказал, что вся группа погибла, и что он один остался живой (какая сволочь). Как и следовало ожидать, он навернулся на ледопаде и сейчас лежит в больнице. Спустился Филат с Женькой, хорошо, что они узнали обо всем от нас. 

Машка лепечет что-то о продолжении похода. Здесь хоть как то от «дерьма» отмыться, а она о каком то походе. Завтра нужно с утра нестись в Дзинагу - давать телеграмму домой. Филат мне намылил холку и поделом. В палатке тесно и тошно. Ушел в палатку к Женьке. Завтра оставляю шмотки здесь, в Дзинагу иду налегке. Юрка предложил идти с ними. Отказался - болит нога и на душе дерьмово. Все-таки должен был не жужжать про себя, а заставить всех спускаться. Машка обижена, но это её трудности.

23.07.80. Утром понеслись в Дзинагу. За спиной станок с четырьмя трехлитровыми бутылями.

 Группа делает вид, что все великолепно, но это только вид. На Стурвцеке летел в бергшрунд Женя, спас станок - лопнула парашютная стропа, на опорном поясе, а спина осталась почти целой. Станок - это вещь, и мой череп ему кое-чем обязан. В Дзинаге дали телеграмму домой. В КСС никого нет, уехали "спасать" нас.Ну что ж что посеяли, то и будем жать. Хотя впредь не буду связываться с незнакомыми группами, а особенно с руководителями «бабами». На турбазе выпили по бокалу пива, терпеть его не мог, а тут получил такое удовольствие, даже странно. Налили пиво в банки и помелись вверх. Иду, пот льет в три ручья. Долго не мог понять причину, затем понял - пиво. У Женьки болит спина, тащу сам. Под ледником осточертело отдал станок братцу. Вечером пиво и опять о наших подвигах. Невольно оправдываюсь, хотя в этой истории правых нет. Что мы, что Саша старший. Хотя вспоминая Сказский, может в стрессовых ситуациях у него что-то с головой становилось не в порядке. Спускающимся группам в глаза смотреть стыдно.

24.07.80. Спустились в Дзинагу. Мария уехала в Цей. Приехал Начальник КСС. Получил первое вливание за "подвиг" вместо неё. Опять объясняю интересующимся о произошедшем. Тошно. Филат увел ребят на Гебивцек. Там гроза. Приехала Мария. В КСС она не была. В местное КСС она идти не хочет. Была у Саши старшего - в больнице, вроде с ним все в порядке. Чувство дерьмовое.

Спустилась пятерка из Харькова. Смотрят на нас как... Руководитель знаком с Марией, они долго о чем-то говорили, потом он подошел ко мне и предложил идти с ними дальше пятерку. У них травмировано три участника. Раньше я бы с удовольствием, а сейчас настроения ни какого, да и нога сильно болит. Народ нажрался водки, ходят героями. Я их уже видеть не могу, опять взорвался. Завтра уезжаю.

25.07.80. Утром сел на попутку. Три часа мой станок гонялся за мной по кузову. Доехал до МинВод. Вечером сел в поезд и поехал домой в Саки.

Итог – в результате разбора ЧП дисквалифицированы полностью Мария и Миша, я с Людой условно.

В общем пожалуй все. Больше я в подобные передряги не попадал и с незнакомыми группами не связывался.

Что касается дальнейших судеб участников этого триллера, то  -

Саша младший - больше в горы не ходил.

Маша - вроде ходила. Но последнее что о ней слышал - ее скрутил артрит. Об остальных больше не слышал. И не знаю дожили ли они до того кошмара, который Украина устроила в Донбассе и пережили ли они его. Надеюсь, что на оба вопроса ответ положительный и в моем родном Донбассе скоро наступит мир

Качество фотографий, увы, не нынешнее,  когда-то они смотрелись на УРА

Да, последнее, перевалы Уларг и Четырех оказались категории 3-А, что соответствовало походу 5 к. с. и званию кандидата в мастера спорта