...Пока добирались до Старицы, температура упала градусов на 10. И если бы образное выражение «крякнуть от мороза» было буквальным, то выходящих из автобуса экскурсионеров можно было бы принять за утиную стаю. Поэтому перемещения сократились до необходимого минимума. Группа плотной массой обступила местного экскурсовода, молодого парня, коренного старичанина, внемля его рассказу. Я же, одержимый страстью кнопкожатия, совершал короткие радиальные пробежки. Поэтому слышал не всё. Однако основную историческую канву и некоторые ключевые моменты вроде бы уловил и понадеялся, что недостаток информации найду в сети.

Напрасно надеялся. Интернет скорее способен сформировать ту самую общую канву, но живой историю могут сделать только детали, привязанные к месту факты, интерпретации, сплетни, домыслы, легенды, слухи и прочие виды формирования информационного фона.

Ну да ладно, я же и обещал только показать.

Старицу основал в 1297 году тверской князь Михаил Ярославич как пограничную крепость Тверского Княжества в месте впадения в Волгу речки Старица. Правда, Старицей город стали называть только в XVI веке, а до этого – Городок или Городня.

Вот они, валы древнего городища, точнее двух: Старого Городища, где располагался детинец с княжеской резиденцией,

Вал Старого Городища в Старице

и Новое Городище, где был посад.

Вал Нового Городища в Старице

Это ров между Старым и Новым Городищем.

Ров между Старым Городищем и Новым в Старице

Высота валов над Волгой до 80 метров, поэтому с городища вся современная Старица как на ладони, создавая впечатление маленького уютного городка с несоразмерно большим количеством храмов, чьи купола высятся на фоне малоэтажной застройки (население Старицы по данным 2016 года чуть больше 8 тыс. человек).

Не знаю, из-за холода или приближающихся ранних зимних сумерек, усугубленным набегающими тучами, но вскоре первое впечатление уюта сменилось ощущением запущенности. Даже мне, предпочитающему отъевроремонтированным памятникам патину времени, эта самая патина показалась избыточной.

Давайте оглядимся.

Поднимаясь по дороге к городищу, проходим мимо вот таких построек.

Старица. Белокаменные кузницу XVIII века

Если вы считаете, что это сараи или гаражи, сваянные из пенобетона, то глубоко ошибаетесь. Это белокаменные кузницы. Причем старинные.

Старинные кузницы в Старице

Построены они из местного мраморовидного известняка и врыты в защитный вал Нового Городища. Сейчас кузниц сохранилось 6, а когда-то их было 50. Есть сведения, что еще в 1924 году кузницы работали.

Потом справа открывается вид на задворки церкви Параскевы Пятницы.

Церковь Параскевы Пятницы в Старице

На самом деле это комплекс храмов. Построенная в 1750 году у Старицкого торжища церковь Параскевы Пятницы, покровительницы торговли, с годами обрастала приделами. В результате получилось весьма впечатляющее сооружение. Но лучше им любоваться от реки или с моста через Волгу.

Продолжаем подниматься к Новому Городищу, и постепенно открывается вид на грандиозный храм.

Храмы на Новом городище в Старице

Вот он, во всей красе на пустыре Нового Городища.

Mjhbcjukt,crbq собор и Спасская церковь на Новом Городище в Старице

При ближайшем рассмотрении оказывается, что это не один, а два храма: пятиглавый Борисоглебский Собор и Спасская церковь с колокольней.

Борисоглеский собор и спасская церковь с колокольней в Старице

Построил их в начале XIX века местный архитектор Матвей Чернятин. Правда, архитектором он стал называться потом, за заслуги, а тогда звался учеником архитектора: видимо, такой чин был в табели о рангах.

Очевидцы отмечают почти полное сходство Борисоглебского собора с одноименным храмом Борисоглебского монастыря в Торжке. Некоторые даже указывают в описаниях, что строил их один и тот же архитектор Н.А. Львов, который творил в Торжке. Однако знатоки добавляют, что в С-Петербурге есть еще одна почти копия храма - Храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Шпалерной улице, построенный Л. Руска.

На самом деле загадка похожести решается просто: с 1713 года в России по указу Петра Iбыл учрежден прототип реестра типовых проектов общественных зданий и сооружений, в котором можно было подобрать любой проект по вкусу и по карману. Кстати, еще в 16 веке по типовым проектам были построены оборонительные сооружения Свияжска, Архангельска, Земляного вала Москвы. Типовые проекты позволяли значительно сократить сроки строительства. Возвращаясь к теме, отмечу, что имя автора типового проекта храмов Старицы, Торжка и С-Петербурга не известно.

Интересный факт. Прихожане, да и церковный персонал не любили Борибоглебский храм и неоднократно ходатайствовали о переносе его на другое место, мотивируя свои требования постоянным шумом и копотью от расположенных рядом кузниц, нарушавших благолепие.

Просматривая материалы по Старице, я обратил внимание, что на несоразмерно большое количество церквей в городе обращали внимание краеведы и исследователи уже давно. Они же предложили и объяснение: «Столько много храмов могло функционировать в небольшом городке только благодаря наплыву «дополнительных» богомольцев-паломников со всей Матушки Руси». Да, когда-то Старица имела не только важное военно-стратегическое значение, но была и крупным торговым центром.

С крепостного вала Нового Городища открывается вид на исторический деловой центр города. Вон там, около современного моста через Волгу, находилось старицкое торжище, на берегу Волги находились пристани, ближе к городищу располагались конторы, гостиные дворы. Кстати, в одной из этих гостиниц, останавливался Александр I, когда проезжал через Старицу во время своего путешествия по России в 1824 году. Ну и совсем уже превратившиеся в руины склады.

Истрический деловой центр Старицы

Но, конечно, первое, на что обращаешь внимание, стоя на краю городища, расположенный на другом берегу Волги Свято-Успенский Монастырь.

Свято-Успенский монастырь в Старице

Туда мы сейчас и отправимся.

Согласно монастырским хроникам, основание монастыря уходит корнями в XII век, когда здесь появились два инока из Киево-Печерской Лавры, но был ли основан монастырь, или это была другая какая-то форма объединения посвященных, в летописях не указывается. В том виде, в каком мы видим монастырь сейчас, и на том же месте, он возник в первой половине XVIвека стараниями удельного князя Андрея Старицкого, младшего сына московского князя Ивана III. Выбирая место для монастыря, Старицкий князь исходил из военно-стратегических соображений: монастырские стены должны были защитить обитателей правобережного посада, которые в случае чего оказывались беззащитными, так как крепость располагалась на противоположном берегу. Исходя из этих же соображений, монастырские стены и сооружения сразу делали из камня.

Джные ворота Свято-Успенского монатыря в Старице

Заглянем за ограду монастыря.

Старица. Свято-Успенский монастырь

Посередине монастырского двора Успенский белокаменный собор с колокольней, построенные еще при Андрее Старицком (1530г.), на территории монастыря сохранились и другие постройки того времени. Слева на фото – шатровая церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы (1570), построенная Иваном Грозным.

Надвратная церковь во имя святого Иоанна Богослова (1694) с арочной галереей, настоятельский каменный двухэтажный корпус (1530-е годы) с братской трапезной, кухней и кельями.

Монастырское кладбище

Монастырское кладбище.

Однако уже заметно стемнело, и фотографировать стало затруднительно. Да и, честно говоря, чего-либо такого, что поражало бы взор и непременно хотелось бы запечатлеть за монастырской стеной, не было. А может быть просто мороз продолжал крепчать, и ощущение окружающего притупилось окончательно.

Правда, есть два момента, на которые стоит обратить внимание.

Первая – это «вылизанность» монастыря. Это не ирония. Вся обитель, включая монастырскую стену, храмы и другие постройки, дорожки и прочее, находятся в идеальном состоянии до такой степени, что кажутся инородными по сравнению с тем, что находится за стеной. Всё это стало результатом деятельности Благотворительного Фонда возрождения Свято-Успенского Старицкого монастыря, образованного в 2001 году Виктором Христенко, в его бытность в то время вице-премьером Правительства России. Членами попечительского совета и спонсорами фонда стали чиновники верхних эшелонов власти и известные предприниматели. Работа проведена колоссальная.

А второе - это напрочь выбивающийся из архитектурного ансамбля Троицкий храм. И не удивительно: построен он в 1819 году в стиле позднего классицизма на средства генерал-майора Алексея Тутомлина. Внутреннее пространство храма тоже необычно, совсем не соответствует канонам. А всё потому, что Тутомлин был масоном, что и отразилось в облике Троицкой церкви. Говорят, что в монастыре Троицкую церковь не жалуют за её масонский дух, а также за какие-то просчеты, совершенные во время строительства, из-за которых в храме не могли избавиться от сырости. Сейчас храм, как и весь монастырь, отреставрирован и выглядит как игрушка. Особенно внутри: роспись стен выполнена заново, практически не соответствует первоначальной.

Роспись Троицкого  храма Святоуспенского монастыря в Старице

Роспись Троицкого храма Старицкого монастыря

Злые языки говорят, что шикарным оформлением храм обязан современным масонам.

К этому времени у монастырских ворот нас уже ждали друзья. Мы пересели к ним в машину и отправились в Лихославль, откуда на следующий день собирались на самостоятельную экскурсию по окрестностям Торжка.

Разработать маршрут было получено мне, но обсудить заранее мои предложения не получилось. Поэтому план я довел до соратников по дороге. Предложения были выслушаны, обсуждены и утверждены. Итак, на следующий день нам предстояло посетить усадьбу Знаменское-Раёк, исторический центр Торжка и архитектурно-этнографический музей Василёво.

P.S. В завершение рассказа о Старице, коснусь всего одного эпизода из истории города. Как уже упоминалось, Московский князь Василий IIIотдал старицу в удел своему младшему сыну Андрею, который и возродил город. Его дело продолжил сын, Владимир Андреевич Старицкий, личность тоже выдающаяся. Получается, что он приходился двоюродным братом Ивана Грозного, которому служил верой и правдой до такой степени, что когда Грозный удалился в Александров, своим заместителем на московском троне оставил Владимира Старицкого. Впоследствии, заподозрив его в намерениях захватить власть, Грозный убил Старицкого князя, его старших сына и дочь, а жену отправил в монастырь. Старицу же забрал себе. Правда, потом отдал обратно младшему сыну Владимира Старицкого, который умер бездетным, после чего город окончательно перешел в опричнину. У Владимира Старицкого была еще одна дочь Мария, в 13 лет её выдали за ливонского короля Магнуса. После смерти Ивана Грозного она оказалась третьей по счету претенденткой на московский престол после царевича Дмитрия и Федора Иоанновича. Существует версия, что Борис Годунов предпринял усилия, чтобы выманить её в Москву, в итоге она оказалась в монастыре. Так прервался род князей Старицких.

Полная версия здесь