О соборе Саграда Фамилия опубликованно много. Мне особенно понравилось написанное Галиной Гатаулиной о соборе и об его авторе.                Добавлю совсем немножко и предложу вашему вниманию этот самый текст.

Собор Саграда Фамилия – храм Святого Семейства, можно считать самым необычным христианским храмом Европы, и даже всего мира. Стоит эта поистине уникальная церковь почти в центре Барселоны /когда ее строительство началось, 7 км отделяли ее от города/, и уникален не только её внешний облик, но и вся ее история, хотя она продолжается до сих пор.

В 60-е годы XIX века в Барселоне появилась ассоциация, более 20 лет собиравшая средства для строительства нового собора. Одна из религиозных общин города задумала построить самый величественный храм из всех, когда-либо строившихся в Испании, но тогда её члены не могли подумать, что это строительство будет настолько необычным – кстати, оно ещё не закончено, и принять в нём посильное участие, вложив свои средства, можно и сегодня.

Строительство началось 19 марта 1882 года, но уже через год возникли проблемы, круто изменившие судьбу сооружения – без этих проблем Саграда Фамилия стала бы просто ещё одним христианским храмом - не более того. Зодчий Франсиско дель Вильяр, приглашённый для её возведения, не смог договориться с заказчиками, и отказался работать. Пришлось срочно искать другого архитектора. Случайно или нет, но выбран был молодой, уже тогда неординарный мастер -Антонио Гауди. Сегодня это имя знает весь мир.

Он был человеком настолько необычным и удивительным, что о нём нельзя не сказать хотя бы несколько слов. Детство будущего архитектора было нелёгким, но его отец был кузнецом – мастером художественной ковки металлов, и в его мастерской мальчик научился по-своему ощущать пространство – так он говорил впоследствии. Ревматизм, мучавший Гауди с раннего детства, не позволял ему играть с друзьями, но помогал развивать наблюдательность. Он научился чувствовать и мыслить в трёх измерениях сразу. Наверное, этим и объясняется непохожесть его стиля ни на что другое – до сих пор ничего подобного не сумел создать ни один архитектор в мире.

Постепенно Гауди потерял всех родных: братьев, мать, сестру, отца, племянницу, а жены и детей у него никогда не было. В Барселоне он окончил школу архитектуры, и работал простым чертёжником у дель Вильяра, впоследствии отказавшегося от строительства храма Святого Семейства, попутно выполняя некоторые мелкие заказы, и обучаясь у известных мастеров, развивавших в то время идеи неоготического стиля.

Уже первые работы Гауди сильно отличались от творений других архитекторов, а потом он сформировал свой стиль, быстро создавший ему в Барселоне репутацию «сумасшедшего гения». Архитектор стал модным – уже тогда он строил такие дома, и проектировал такие отели, которые сегодня строятся с применением самых современных технологий .

Прямых линий он не терпел, и стремился передать в своих проектах живую силу природы, считая изогнутые и округлые линии проявлением её божественной сущности. Подражая природе, он создавал свои творения похожими на облака и деревья, воду и солнечный свет, ветер и огонь, и мечтал о том, чтобы углов, ровных стен и замкнутых пространств не было совсем.

Стиль Гауди невозможно не узнать: система перекрытий, которую он придумал, не имеет опор – даже сегодня таких домов пока немного. Мастер выбрал для соединения деталей зданий гиперболоиды и параболы; геликоид – впечатляющую винтовую поверхность; эллипсоид и другие фигуры и линии, до тех пор практически не использовавшиеся в архитектуре. Таким образом, свободная планировка была освоена им ещё более 100 лет назад – подобные разработки стали модными только в наши дни.

Именно этот человек должен был продолжить строительство храма Святого Семейства, но тогда никто не знал, каким необычным и потрясающим воображение способом он собирается это делать.

Проект дело Вильяра Гауди отверг сразу же, и предложил то, чего ещё никто не делал: он решил, что новый храм станет каменной книгой, рассказывающей всем об Иисусе Христе, о его жизни на Земле, Крёстной смерти и Воскресении.

Мастер собирался построить не один, а три фасада, каждый из которых должен был быть украшен огромным порталом с высокими башнями - по 100 м. Получалось, что башен будет 12 – по 4 на каждом портале – столько же, сколько было апостолов у Христа. Никаких предварительных планов работ у Гауди не было, и он не собирался их составлять: это был его обычный стиль работы – схематические наброски и буйная импровизация по ходу строительства. Поэтому, когда собор стал строиться и расти, жители Барселоны, хотя и привыкшие в некоторой степени к стилю «сумасшедшего новатора», были всё-таки слегка шокированы его непривычными формами.

Колокола в высоких башнях, выполняющих роль колоколен, должен был раскачивать ветер – для этого мастер задумал специально спроектировать целую систему отверстий в их стенах.

Центральная башня собора, увенчанная крестом, должна была стать самой высокой, символизирующей самого Спасителя.

Восточный фасад мастер задумал, как фасад Рождества, 

западный назвал фасадом Страстей, 

Северный – фасадом Славы.

Это не случайно: солнце, всходящее с востока, должно всегда освещать Рождество Спасителя, а вот кроваво-красные лучи заката должны были падать на фасад Страстей, устроенный на западной стороне.

Внутреннее убранство было задумано не менее удивительным и потрясающим своими размерами, чем внешнее: органов Гауди собирался разместить не один и не два, а целых пять; хоры же должны были вмещать не только 1500 взрослых певчих, но ещё и 700 детей.

Колонны, поддерживающие свод храма, тоже не похожи ни на какие другие: когда смотришь снизу, кажется, что ты находишься в фантастическом лесу с невиданными деревьями, кроны которых сходятся над головой, образуя сказочный шатёр. Гауди так и хотел: чтобы храм внутри был подобен лесу, над которым раскинулось звёздное небо – эффект мягкого звёздного света должны были обеспечивать расположенные на разной высоте окна различной формы.

Фасад Рождества – единственный, построенный при жизни Гауди. Обращённый к востоку, он был не виден с центра города; мастера просили изменить расположение, но он не согласился – добро и свет всегда должны быть освещаемы восходящим солнцем. Из трёх порталов центральный он украсил светлыми сюжетами любви и благодати, изобразив Благовещение Марии и Рождество Иисуса; портал Веры повествует об избиении младенцев и бегстве евреев в Египет; левый портал – Надежды, тоже украшен изображениями значимых библейских сюжетов. Всё остальное так и осталось на бумаге, в виде моделей или даже в голове великого архитектора – об этом уже никому не узнать.

Не желая воспроизводить готические соборы Средневековья, Гауди задумал избавиться от их основных атрибутов – аркбутанов и контрфорсов, поддерживающих тяжёлые конструкции. Между тем, стены собора поднимались на 45 м, и архитектор 12 лет искал решение: чтобы увидеть, как он его нашёл, лучше приехать в Барселону, потому что писать и говорить о соборе Саграда Фамилия можно бесконечно, и всё равно не удастся даже частично передать его необычность и фантастическое обаяние.

Мастер строил собор до самой смерти: он отказался от других заказов, и работал бесплатно – обходился храмовыми пожертвованиями, забыв о богатстве и популярности, и целиком, без остатка, посвятив святому сооружению свою жизнь, тело и душу. Будучи уже стариком – архитектор трудился 43 года жил прямо на строительной площадке; старые знакомые, прежде охотно водившие с ним дружбу, боялись встретить его на улице, и сворачивали в сторону, едва завидев Гауди: они стыдились его поношенной одежды и неухоженного вида, бедности и отрешённости, и опасались, что он станет просить у них денег – не для себя, а для продолжения строительства.В 1926 г., будучи уже в преклонном возрасте, Гауди погиб под колесами трамвая, не оставив после себя почти никаких конкретных указаний или готовых чертежей. Сохранились наброски, черновики, несколько макетов. Руководство проектом перешло к его ученику и соратнику Доменеку Сугранесу, но и он не успел завершить строительство до конца жизни. В XX и XXI веках над храмом успело поработать трое выдающихся зодчих - Франсеск Кинтану, Исидр Пучь-Боада и Бонет Гари. Все они использовали немногие сохранившиеся чертежи Гауди, одновременно реализуя собственные представления о соборе.

Однако, каким бы ни казался великий и «сумасшедший» мастер своим современникам, их имен мы сегодня не помним, а при имени Антонио Гауди чувствуем уважение и восхищение – и так будет всегда. А собор Саграда Фамилия будет продолжать и дальше поражать воображение людей, и может стать самым удивительным и, если так можно сказать, самым пронзительным христианским храмом во всём мире, хотя он и сегодня достроен не до конца – завершение строительства планируется только к концу 20-х годов текущего столетия. - к 2026 году. Но испанцы не очень торопятся, ведь существует легенда, что когда окончится строительство храма, наступит конец Света. 

По завершению храм будет выглядит примерно так: